Актёрское мастерство

Оцените материал
(2 голосов)
Ну вот, наконец-то!

     Поклон. Ещё поклон. Воздушный поцелуй, посланный в зрительный зал. Всё! Вечерний спектакль сыгран, зал сотрясается от бурных аплодисментов. Покупавшись несколько секунд в овациях и, уже уходя за кулисы, надо не забыть кивнуть на прощание сцене. Неписаный устав этого маленького театра поддерживает подобные традиции.
Теперь в гримёрку! Смыть грим, выпить с коллегами по бокалу шампанского за успешно пройденную финишную черту, как-никак последний спектакль сезона, впереди недельный отпуск. Над головами собравшихся проносится зычный бас директора театра:

    — Если нам повезёт, то и в будущем сезоне сыграем «Ревизора» не хуже!

    — А что, постановка пойдёт и в следующий месяц? – Актер играющий Хлопова, слегка полноватый с небольшой сединой на висках, удивленно вскинул брови.

    — Успех, успех, батенька! – Директор театра шутливо обнял Василису исполняющую роль Марьи Антоновны, дочери Городничего. Уже привыкшая к подобному проявлению отеческого умиления со стороны начальства, девушка только улыбнулась.

    — Кроме того, - продолжил директор. – продюсер настаивает на еще двух спектаклях. У него там какие-то свои планы. Вроде бы кого-то из полезных ему людей бесплатными билетами прислюнявить хочет.

    Я поморщился.

    «Прислюнявить»… Дурацкое выражение. До сих пор не могу понять, что оно означает. Все-таки русский язык – кладезь всевозможных заковыристых словечек, изобретенных не по нужде, а шутки ради, для выражения собственных эмоций. Не понимаю, неужели для передачи информации нужно использовать слова вроде «замастырил» или «впендюрил». Глупо. Но, ничего не поделаешь, если хочешь по-настоящему вжиться в роль, приходится даже думать так как того требует созданное пером судьбы или сценариста амплуа.

    — А мне надоело играть «Кушать подано!». – Заныл молодой парень по имени Мишка, у которого была эпизодическая роль трактирного слуги. – Вы обещали мне в новом сезоне дать главную роль!

    — Дам, дам, успокойся. – Директор миротворчески протянул Мишке полный бокал шампанского. – Сезон ведь на Гоголе не закончится, а только начнётся!

    Он поднял вверх свой бокал, призывая актеров присоединиться к нему и отпил треть содержимого.

    Я улыбнулся. Грамотный ход. Вот он сейчас пьет вместе со всеми, даже сам всех подбивает, однако шампанское в желудок цедит как через марлю. Оно и правильно. Ему ведь потом еще идти с осветителями, суфлером и техниками водку пить. Всех уважить хочет. Забавный он мужчина.

    Я отклеил перед зеркалом накладные бакенбарды, снял парик, расчесал примятые волосы и стер влажной салфеткой остатки грима. Бросив грязную салфетку в мусорное ведро, надел затертую кожаную куртку и быстро пошел к выходу. Если мне повезет, я успею ретироваться из комнаты раньше, чем кто-нибудь меня заметит. На мое счастье, мои коллеги не слишком-то обращали внимание на меня. Они весело смеялись и пили шипучий напиток за очередной тост Директора театра.

    — За актерское мастерство! – Повторил тост Директор и вновь отхлебнул из своего бокала.

    Я невольно усмехнулся. Да что они могут знать об актерском мастерстве? Куда им до меня! Жалкая пародия на актеров…

    Продолжая размышлять над услышанным, я уже открыл дверь, как вдруг я услышал голос Василисы:

    — Серёж, а ты куда?

    Я обернулся и ответил:

    — Домой.

    — Зачем? – Василиса хлопнула глазами. Все-таки когда на ней нет грима она гораздо симпатичней. Хотя небольшой лишний вес и заметен, он не портит её, а наоборот придаёт ей своеобразное очарование. – Рано же ещё?

    — Устал я, Вась. Голова болит. Нет настроения веселиться. Да и отпуск всего неделя, хочется использовать каждый свободный час. – Отчеканил я и выскочил за дверь.

    Черт! Так хочется скорее попасть домой! Освободиться от этих оков.

    Я проскользнул мимо гардеробщицы и вышел из здания театра. Через десять минут я уже ехал в такси по направлению к дому.

    Когда я расплачивался, водитель долго меня рассматривал, потом хохотнув сказал:

    — У вас ус отклеился! Прямо как в «Бриллиантовой руке»!

    Я провёл рукой по лицу. Проклятье! Я отклеил бакенбарды, но забыл про усы. И как я не обратил на них внимание когда смотрелся в зеркало? Всё это веселье… Проклятье!

    Я одним резким движением отлепил усы и протянул их таксисту:

    — Держи. Дома жену разыграешь.

    Парень улыбаясь спрятал подарок во внутренний карман куртки:

    — Спасибо. Я правда не женат, но с друзьями здорово посмеемся. Давно мечтал купить себе такие…

    Я не услышал окончания фразы, так как вошел в подъезд.

    На лестнице темно, хоть глаз выколи. Проклятье! До чего же прилипчивы эти дурацкие выражения! Надо уже начинать выходить из образа, а то есть риск потерять собственную индивидуальность. Хотя сомневаюсь, что мне удастся покинуть столь прижившийся образ так легко, ведь я в нем пребываю уже не один год.

    Нашарив в кармане ключ, я с трёх попыток попадаю им в замочную скважину. Звук отодвигающегося металлического язычка. Как приятно. Это значит, что я уже почти в своей квартире.

    Теперь, скорее, в комнату к большому зеркалу во весь человеческий рост. Убедившись, что волосы более-менее причесаны, мешки под глазами есть, но они не бросаются в глаза, а зубы начищены, я делаю то, чего больше всего желал вот уже целый театральный сезон. Взявшись обеими руками за левое ухо, я резко тяну его вниз. С громким треском накладная кожа разъезжается в стороны и сползает на пол. Костюм снят.

    Я бросаю взгляд на своё отражение. Да-а… Если мой костюм выглядел ещё приемлемо, то мой реальный облик оставлял желать лучшего.

    Черные глаза погрузились глубоко в череп. Зубы стали коричневыми. Правое ухо порядочно забито остатками клея, который удерживал на мне костюм. Кончик хвоста почернел, что свидетельствовало о нехватке железа. Кожа приобрела сероватый оттенок, вместо здорового голубого, местами и вовсе начала облезать. Где моя прежняя водянистость? Я же был одним из самых красивых в театральном училище!

    Я вздрогнул и сжал кулаки. Театральное училище… Они выгнали меня оттуда заявив, что я не достаточно талантлив. Они сказали мне, что мне никогда не сыграть Хинварра или Ктухла. Что мне не перевоплотиться в Мишгарра. Только подумать, я не достаточно талантлив! Ха! Ну да ладно, через пару лет я смогу вернуться на родной Омион, собрав достаточно видеозаписей моих выступлений и рассмеяться им в лицо! Особенно декану!

    Самодовольно улыбнувшись я лег на кровать и приготовился погрузиться в длительный оздоровительный сон. Все-таки выспаться за восемь земных часов совершенно не возможно. Ну ничего, впереди неделя отпуска.

    Я улыбнулся, поняв, что засыпаю. Скоро всё это кончится и я вернусь на родину. Я покажу им записи сыгранных мною спектаклей. Они будут в шоке от моего Хлестакова! Оценят моего Карандышева! Я уверен в этом.

    Они узнают, что такое – настоящее актерское мастерство!
Прочитано 7046 раз

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...