Танго увядших роз.

Оцените материал
(1 Голосовать)

Вечер был в самом разгаре. Роберт сидел около входа и лениво прокручивал в уме все возможные варианты.

- Ну, что ж - на худой конец можно заняться  и вон той толстушкой-хохотушкой. С паршивой овцы хоть шерсти клок... не Виолетта Романовна, но жить можно.

Роберт достал пачку "Orbit Sugarfree", отщёлкнул пару подушечек, меланхолично разгрыз. Только полный кретин или крайне самовлюблённый тип мог бы подойти к даме, жуя как вол; Роберт ни к первым, ни к последним не принадлежал. Его нельзя было назвать красавчиком или атлетом, но что-то в нём было такое, что дамы таяли и доверчиво вручали свои талии в его изящные руки художника.

А он и был художником. Умело накладывая комплименты, он из полуувядшей женщины бальзаковского возраста, творил Мону Лизу. И благодарные пассии буквально купали его в благосклонности.

Но Виолетта Романовна оказалась жадна - и до постельных утех, и, что немало огорчило Роберта, до денег. И когда он больше не смог покупать себе "Виагру", В. Р. отказала ему в визите.

“ А кушать хочется всегда! -,подумал Роберт.

Сейчас Виолетта Романовна лихо отплясывала почти у самых колонок с чернявым мужичком. Тот что-то шептал, щекоча усами её ушко, Виолетта Романовна сверкала фарфоровыми зубками. Роберт досадливо скривился.

- Ну что - пошли? - сказал он ногам - Пока и эту не застолбили.

Он пододвинул ступни ближе, намереваясь встать, и вдруг уловил слева от себя движение. Из профессионального любопытства он глянул - кого ещё черти несут.

Стройная брюнетка в темно-красном облегающем платье замерла на входе.

“Явно новенькая – нет, что бы сесть - стоит, пялится! - подумал Роберт и встал. Он поправил галстук, и уже было собрался идти к толстушке, но решил приколоться.

- Девушка, не скажете сколько времени?

Дама в красном изящно повернулась, и не менее изящно подняв тонкую руку, произнесла глубоким голосом - 21:30.

- А свободного? - Роберт “сделал стойку” - не каждый день увидишь "Радо" воочию.

- Целая вечность... - тихо ответила женщина.

- Надеюсь, ваш кавалер не будет против, если я вас приглашу ... на танец?

- Я здесь одна.

Роберт как можно нежнее сжал холодноватые пальцы, и они присоединились к танцующим.

"На том и этом свете буду вспоминать я - как упоительны в России вечера..."

Голос певца лился из колонок. Окончился медленный. Зазвучали весёлые аккорды "Ханафаанны".

- Пробуем? - Роберт пошевелил ногой.

- Пробуем! - рассмеялась женщина.

Потом был белый танец и Роберт мысленно загадал: если сейчас незнакомка его пригласит, и если...

- Разрешите? - дама в красном сделала реверанс.

- С удовольствием!

Роберт крепко обхватил талию. Незнакомка не пыталась освободиться. Ведущий выключил цветомузыку, оставив только нежно розовый ласкающий свет. И так они плыли в розовом сумраке...

На вид незнакомке было лет 35 - 40, платье подчёркивало все достоинства фигуры - высокую, упругую, как у молодой девушки, грудь, приятной формы бёдра. Роберт медленно перевёл горячую ладонь на обнажённую спину. Незнакомка вздохнула и прижалась плотнее.

- Ещё немного, и у меня встанет, - подумал Роберт, но отстраниться, не было ни сил, ни желания.

Потом были опять быстрые танцы, потом ведущий объявил только о дамских и, выдержав паузу, добавил - И кто кого хочет.

Роберт сразу же пригласил даму в красном - ведь до конца вечера оставалось всего полчаса, а знакомство ещё не состоялось.

- Вы меня хотите? - Незнакомка игриво улыбнулась.

- Да. - Роберт не врал: эту странную женщину с тенью неуловимой грусти на губах, он действительно хотел.

- Может, сначала потанцуем? - Брюнетка сделала несколько па.

- Конечно! - его даже шпилька не задела.

И снова ведущий пригасил свет, и снова она прижалась к нему всем телом. Уже через пару тактов их губы соприкоснулись. Она пахла чем-то очень знакомым, и довольно обыденным. Но чем? Однако, как он ни напрягался, никак не мог вспомнить. Оставив попытки, он жадно впился в податливые губы со вкусом клубники со сливками. Именно эта мысль пришла в голову, когда кончик его языка раздвигал горячие влажные створки сада наслаждений. Они целовались так страстно, что продолжили и тогда, когда пары вокруг закружились в нестареющем вальсе.

Во время быстрых Роберт, словно очнувшись, отклонился и прошептал – Кажется, мы немного увлеклись?

- Да... - глаза незнакомки светились тихой радостью; на губах по-прежнему лежала тень.

- Вы в Риге живёте или отдыхаете?

- Что?

- Скоро вечер кончится, - Роберт чувствовал, что несёт какую-то чушь, но остановиться не мог. - Тут две электрички. Вот можно на этой, можно позже... Вообще-то ночью прохладно. И зачем такой красивой женщине идти одной. Фонари еле горят - инфляция....

- Пожалуй, я поеду в Ригу. - сообщила женщина, немного подумав.

- Танцуем?

- Танцуем! - рассмеялась незнакомка.

***

До поезда оставалось ещё полчаса. Толпа высыпала под небо, начавшее посверкивать умытыми звёздами, и повалила на станцию, обгоняя медленно идущих мужчину и женщину.

- Вот такая она - балтийская погода - днём жара, вечером - дождик!

Мужчина легко перескочил задрожавший кусочек неба. Женщина сняла туфли и ступила в чёрную воду.

- Тёплая, - просто сказала она.

- Это от асфальта, - мужчина присел и приложил ладонь. - Такая жара...

- Идёмте, - женщина уже надела туфли.

Мужчина встал и галантно взял её под руку.

- Что за кавалеры пошли - протягивают руку помощи когда всё закончилось! - Рассмеялась женщина.

- О времена, о нравы, о Боже правый! - С трагизмом произнёс мужчина. - Идём - а то на поезд опоздаете.

Показалась станция.

- А ведь мы не познакомились. Меня зовут Роберт.

- Гильтине1[1]. Для близких - Лилит2 - женщина встряхнула чёрной гривой, волосы как завеса пали на алебастровую кожу лица, и оно утонуло в тени.

- Какое красивое и таинственное имя. Никогда не слышал такого.

Роберт взял Гильтине за руку.

- Роберт, если бы сейчас упала звезда, что бы ты загадал?

- Быть с тобою рядом, - твёрдо сказал мужчина.

- Несмотря ни на что?

- Не смотря ни на что, - повторил он как эхо.

- Быть с тобою рядом. Это, кажется, любовь называется, - мужчина приобнял стройную фигурку.

- Любовь с первого взгляда... - сказала женщина. - Ты романтик?

- Да, - мужчина сказал это слишком быстро.

- Хорошо. Смотри, - женщина протянула руку.

Далеко на западе сорвалась и покатилась за дугу горизонта маленькая искорка.

- Твоё желание исполнится. Только никому о нём не рассказывай. А теперь посади меня на поезд, - и добавила еле слышно, - Умбра3...

- Она меня переиграла, ну что же - надо быть джентельменом до конца, - и сказал вслух, - Отлично. Но я мог бы тебя проводить, если не возражаешь.

Гильтине молчала.

- Ну хорошо, хорошо. Вот и твоя карета.

Завыли тормоза. Электропоезд, лязгнув, остановился. С шипением открылись двери. В урну полетела пустая бутылка. Кавалеры и дамы с шутками-прибаутками полезли в вагоны.

Какое-то время Роберт ещё шёл по перрону вслед бегущей строке окон. Гильтине печально смотрела на него. Потом поднесла ладонь к губам и, развернув её горизонтально, нежно дунула. В то же мгновение глаза её вспыхнули изумрудным огнём, а Роберт почувствовал, как сердце неистово забилось в груди.

Он проводил взглядом убегающие красные точки и решил прогуляться по морю. Шум прибоя его успокоил совершенно. Надо было думать о будущем не сейчас, а тогда. Последние деньги он потратил на входной билет и надо же так пролететь!

- Вот и пойми этих женщин! Сами не знают, чего хотят - от любовника - чистой, верной дружбы, а от друга - знойного секса. Или наоборот?

Роберт вздохнул. Сейчас Виолетта Романовна запускает свои коготки в спину усача, а толстушка пьёт чай - с вареньем и пирожными. А эта женщина, Гильтине видимо от мужа сорвалась покуролесить. Они - бабы, тоже свободу любят. Свободу... Независимость... Свободу и независимость в наше время дают только власть и деньги. Раньше говорили - без бумажки - ты какашка, а с бумажкой - человек. И что изменилось? Сейчас можно сказать - без денег ты какашка. Каждый крутится, как может. Век живи - век крутись.

Вдали показалась звёздочка. Она стремительно приближалась. Он сделал ещё один шаг, и тут ослепительный золотистый свет и грохот налетели на него. Тело пронзила нестерпимая боль, и он закричал - от страха, от ярости, от отчаяния. Крик ещё более усилил боль, а спасительное забвение всё не приходило, и, когда оно пришло, он расплакался от счастья, что всё кончилось, и провалился в тишину.

***

Запах, знакомый запах. Аромат духов Гильтине.

- Ты здесь, Лилит? - он не открыл глаза, боясь что всё это просто сон.

- Да, любимый. - горячее тело прильнуло к нему. И тогда он раздвинул веки. Изумрудный свет мягко лился из глаз Гильтине. Волосы невесомым покрывалом стекали по нагому телу. Он пошевелился и вдруг понял, что не помнит своего имени.

- Разве это важно? - она нежно поцеловала его в щёку.

- Где мы?

- Это место называется Nihil4 . Ведь ты же этого хотел?

Он приподнял голову. Ложе находилось посреди большой комнаты. Всюду висели тёмно-вишнёвые бархатные шторы. Сначала он подумал что они прикрывают окна, потом, приглядевшись обнаружил серебристые отблески амальгамы. Справа от него стоял столик из малахита с вазой хрустальной, полной чёрных роз.

- Какая прелесть! - прошептал он, но коснувшись бутонов кончиками пальцев, ощутил их хрупкость. Цветы были сухие. Только форма. И тогда он вспомнил этот запах и закрыл глаза.

- Теперь, мы снова вместе.

Горячие руки обвили его, словно виноградные побеги, часто вздымающаяся грудь прижалась к его груди, её бёдра оплели его, и, глухо застонав, они слились в огненное целое.

***

- Диспетчер... Диспетчер! Говорит 20-40. У нас ЧП. Повторяю - у нас ЧП.

- Слушаю, 20-40.

- На перегоне сбит человек. Принял?

- Принял. Звоню в  полицию и "скорую". Счастливого пути, ребята. Вы тут не причём.

 Валдис повесил микрофон и повернулся к напарнику.

- И всё-таки не пойму - как он оказался перед самым носом. Ведь прямой участок.

- Что теперь переживать - тебе ж сказали - мы ни причём. На такой скорости тормозить - верная авария, а его б всё равно задел.

- Дай сигнал - к станции подходим.

На конечной Валдис осмотрел снегоуборочный щит. Следов почти не было - несколько запекшихся капель, да в щель забился листок - видимо из блокнота. Валдис извлёк его дрожащими корявыми пальцами и прочёл: “Если звёзды зажигают - значит это кому то очень нужно...”

1 Giltine - смерть ( литовский).

2 Лилит - ночь ( шумерский).

3 Umbra - мрак ( латынь).

4 Nihil - ничто ( латынь).

Прочитано 285 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...