Эпидемия

Оцените материал
(1 Голосовать)

 

-Вы не находите, что это просто глупо? – Мой охрипший голос дрожал от гнева.

-Как я уже говорил, это единственное, что может вывести вас на чистую воду.

 

 

Саныч поскреб свою бритую голову. Устал, бедненький. Не привык по ночам разгуливать. Лица остальных тюремщиков тоже осунулись, появились круги под глазами – такая же история. Конечно, сложновато менять свой распорядок дня, недосыпание в ближайшую неделю им обеспечено.

-Ну, ты, конечно, понимаешь, что с вами будет, когда вы нас выпустите, - проговорил Слава. В его тихом голосе слышалась нескрываемая угроза. Он был последним из пойманных, но уже, похоже, отошел от шока.

-Повторяю, если вы окажетесь не теми, за кого мы вас приняли, то пиво с шашлыками вам обеспечено, - проворчал Саныч.

-Много пива, - поддакнул Артем. Он, похоже, был единственным, кого данная ситуация забавляла. – Халява-а-а… Взять-взять!

-Прекрати! – Прикрикнул на него Саныч. – А то к ним в клетку засуну.

-Ну и шуточки у тебя, - Артем обиженно надулся и сразу стал похожим на маленького ребёнка. «Возможно, это и есть его истинное лицо, - подумала я, - парню за двадцать, а ведет себя, как шут гороховый» - Хочешь, что бы они меня растерзали?

-А ты иди, иди сюда, малыш, - подал голос Ден. – Я тебе покажу, что значит иметь дело с исчадьями Ада.

-Вот тебе и друзья, называется, - с горечью проговорила я, - насмотрелись ужастиков и ни в чем не повинных людей в клетку сажают. А ты, - обратилась я к сидящей на табуретке Любе, которая, не переставая, зевала, - ну и подружка! На что ты так обиделась? Парней я вроде у тебя не отбивала.

-Ничего ты не понимаешь, - отмахнулась она от меня. – В жизни есть кое что посерьезнее.

-Пить чужую кровь, например, - подначил Артем.

Сидевший в дальнем углу Витек, до этого момента не подававший признаков жизни, издал звук, напоминавший звериный рык.

-Вот, смотрите, уже обращаться начал! – Вскричал обрадованный Тёма.

Мы все настолько устали, что не сочли нужным что-нибудь ему ответить.

Я вцепилась в сетку. Сил моих больше нет! Когда же закончится этот балаган?!

-3:58. – Объявил Саныч. – Крепитесь, ребята. До рассвета всего сорок минут.

Я обвела глазами нашу убогую тюрьму. Слава намертво прицепился к решетчатой двери, буравя Саныча полным ненависти взглядом. Ден, скрестив ноги в некоем подобии позы лотоса, сидел, уставившись куда-то в пространство из-под козырька своей кепки. Витек, скрючившись в углу, застыл, как памятник самому себе. Его длинные волосы растрепались, полностью закрыв лицо, что делало его похожим на викинга.

-Если не секрет, - вдруг сказал Ден, - где вы откопали такую замечательную клетку.

-Дед откуда-то приволок, - буркнула Любаша. - Мы в ней кроликов держали.

-Ну, надо же, - деланно удивился Ден.

Я с недоверием посмотрела на бывшую подругу. Клетка, куда нас заперли, была около трех метров в длину, полутора в ширину и около двух в высоту.

-В ней, что, тигров раньше разводили? – Вырвалось у меня.

-Тадж-Махал для кроликов, - не весело усмехнулся Ден.

-Я, по-моему, некоторое время назад задал вопрос, - медленно проговорил Слава. – Вы собираетесь на него отвечать?

-С чего мы решили, что вы – вампиры? – Саныч, наконец, обратил на него своё внимание.

-Именно. Я думаю, мы имеем право знать. Какая шестерёнка у вас не туда повернулась?

-Мы знаем вас уже больше полугода… - начал Саныч, но Тема прервал его:

-Но за это время мы ни разу не видели вас при свете дня. Вы не ходите в церковь, чеснок не любите. И музыку слушаете… сатанинскую.

Тут Витек зашелся истерическим хохотом.

-Ну, ты артист! – с трудом проговорил он, не прекращая смеяться. – Это что же получается, из-за того, что мне нравится «Credle Of Filth», вы меня за решетку упекли?

-Замолчи! – прикрикнул на Тёму Саныч.

-А еще, у вас до сих пор нет девушек, - вставила Любаша, - А кое-кто до сих пор не завел себе парня, - она в упор посмотрела на меня.

-Парень не собака, что бы его заводить, - отозвался Ден. – Причем, ко мне данная тирада не относится, сама знаешь, - он подмигнул ей.

Люба покраснела.

-Я имею в виду, постоянных девушек.

Ден возмущенно фыркнул.

-Не городи ерунды. Это моё личное право.

-Ваши обвинения ничего не значат, - отрезал Слава. – Вы имеете дело с атеистами, не любящими чеснок, поклонниками тяжелой музыки и чрезвычайно занятыми людьми. На столько занятыми, что выйти погулять мы можем только вечером. Между прочим, если вы забыли, мы четверо учимся и работаем.

-А на мне ещё три младших сестры весят, - заявил Витек, разминая затекшие ноги.

-Так что, будте так любезны, выпустите нас, - закончил Слава.

-Что кушать захотелось? – ехидно поинтересовался Артём.

-Я уже давно жрать хочу! – я стукнула кулаком по решетке.

-Да, кстати, а как на счет еды? – Слава, наконец, выпустил из рук прутья двери клетки, - вампиры, как известно, пьют человеческую кровь, впиваясь зубами в горло жертвы. А раз так, то и следы должны остаться. Это, во-первых. Во вторых, все ваши доводы – косвенные. Где свидетели? А жертвы? А разве укушенный не становится вампиром?

-Если бы это было так, тут бы уже все обвампирились, - спокойно ответил Саныч. – Вампиру же надо питаться регулярно. В этом случае, раз так называемые «носферату» живут очень долго, простых смертных давно бы не осталось. Нет, - покачал он головой, - тут по-другому. Мы провели исследования, и пришли к выводу, что вампиром становится укушенный, если у него выпита вся кровь. Он умирает, но, испив крови того, кто его цапнул, после смерти становится носферату.

Тут пришла моя очередь смеяться.

-Сам догадался или в каком-нибудь голливудском фильме высмотрел?

Люба встала, и, откинув назад волосы, продемонстрировала нам две отметены на своей шее.

-Ты хочешь сказать, что это я сделал? – возмутился Ден.

-А кто же ещё? – её голос сорвался на крик.

-Ну, милочка, количество выпитого тобой в тот вечер пива и прочих горячительных напитков не даёт тебе права это утверждать. Даже если это был я, а не комары, то исключительно в порыве страсти.

От дальнейших нападок на Дэна её удержало появление Андрея, старшего брата. Между прочим, его я считала самым здравомыслящим из этой компании, если бы мне не сообщили, что инициатором охоты на нас был именно он.

Да, облаву они устроили замечательную. Нас четверых пригласили якобы на вечеринку по случаю успешной сдачи сессии. Действо должно было происходить на даче у Любы с Андреем. Витя и Ден подошли часам к одиннадцати, когда солнце, само собой разумеется, уже село. Не обнаружив никаких признаков веселья они уже хотели было уйти, но их схватили и запихали в эту самую клетку.

И у меня, и у Славы были другие планы на вечер, поэтому приходить мы не собирались, но Андрей позвонил нам и сказал, что тут возникли проблемы и требуется наше присутствие. У Славы был мотоцикл, он заехал за мной, и мы отправились на дачу к Андрею. Хотя, это не совсем была дача, а просто двухэтажный дом, находившийся на окраине одного из частных секторов нашего города. Естественно, нам показалось подозрительным то, что наше присутствие на вечеринке столь необходимо, но все же приехали. Вечеринки, само собой мы не обнаружили. За калиткой нас ждали «приятели» с дубинками. Короткая потасовка, удар по голове, и вот мы уже в полном составе коротаем время в кроличьем дворце.

Слава склонился над Витьком, постоял так некоторое время, затем подошел ко мне.

-Все с ним будет нормально, - ответила я на немой вопрос. – Он просто еще не… - я покосилась на мрачного Саныча, - не аклиматезировался. Прошло всего восемь месяцев.

-А сколько надо? – тупо пробормотал Слава. – Он с севера приехал, - не с того не с сего обратился он к нашим мучителям, не обращая внимания на суровый взгляд Дэна. – Еще не привык к жаре.

-Да-а, - ядовито протянул Тема. – Жара страшное дело. Мозги туманит. Ничего, вон, солнышко встанет, и увидим роль жары в ваших жизнях.

К его разочарованию, мы проигнорировали сей выпад.

Минуты текли, небо светлело.

-Андрей, - вкрадчиво заговорила я, - может, хотя бы ты перестанешь подражать Ван-Хельсингу? Я понимаю, Стокер написал гениальную книгу, но зачем же поддаваться массовой истерии? Разве кто-нибудь из нас сделал тебе что-нибудь плохое?

Андрей подошел вплотную к решетке и, посмотрев мне в глаза тихо, но уверенно произнес:

-С моей сестрой случилось кое-что неприятное. Если после восхода солнца ничего не изменится, то будем рассматривать дело с другой стороны. Им вот, - он кивнул в сторону Дэна, - займутся соответствующие органы.

Дэн фыркнул, сняв кепку и отшвырнув ее в угол.

-Насколько я помню, изнасилование мне приписать будет трудно. Она мне сама отдалась. А на счет следов на шее… Ты в серьез думаешь, что на меня получится навесить сексуальные извращения? Я недавно проходил медкомиссию, психиатр признал меня абсолютно здоровым.

-Чего о вас не скажешь, - вставил Слава.

Я только покачала головой. Что с ними спорить? Скоро все выяснится.

Чернильную синь потихоньку разбавляла разгорающаяся заря. Где-то закукарекал петух. Тема хохотнул, буркнув что-то про директора варьете. Надо же, он еще и Булгакова читал!

У Любаши не выдержали нервы, и она перебралась вместе со своим табуретом поближе к стене дома.

Розовато-оранжевый восход разлился над деревенской тишью пригорода. Нервное напряжение росло. Тема уже не мог усидеть на месте и метался по двору до тех пор, пока не получил от Саныча подзатыльник. Один Андрей сохранял философское спокойствие, куря одну сигарету за другой.

Мои сокамерники зашевелились. Витек, шатаясь, поднялся на ноги и схватился руками за сетчатый потолок клетки. Я, Дэн и Слава выстроились в ряд у запертой дверцы, чем напомнили мне узников, выведенных на расстрел.

-Вот оно! – Завопил вне себя от волнения Тема. – Всходит!

-Заткнись! – прикрикнул Саныч, стараясь одним глазом смотреть на клетку, другим на позолоченные утренним светом кроны деревьев. Любаша издала что-то вроде всхлипа и уставилась на нас со страхом и надеждой в глазах.

-Выпустите меня! – Вдруг заорал Витек, дергая сетку.

-Тише, ты, идиот! – зашипел на него Слава, хватая за куртку и отцепляя от потолка. – Потерпи, сейчас все кончится.

-Ну, ну, давай! – не унимался Тема, прыгая по двору, как павиан.

На него никто не обращал внимания, так как взгляды и тех, кто был на свободе и тех, кто сидел в клетке, были прикованы к набирающему силу сиянию.

В тот миг, когда первый пронзительный луч прорвался сквозь листву, вырвалось наружу напряжение минувшей ночи.

Любаша, вскрикнув, отвернулась.

Андрей громко выругался.

Саныч чуть не подавился сигаретным бычком.

Тема, желая увидеть все сразу, неудачно мотнул головой и треснулся об дерево…

Видимо, крик Витька на них так подействовал…

Вопли резко прекратились.

Это я, не удержавшись, врезала кулаком Витьку по почкам.

-Хорош прикалываться!

Витек согнулся по полам, то ли от моего удара, то ли от накатившего на него истерического хохота.

-Ну? – Грозно спросил Слава, прикрывая глаза рукой от слепящего света. – Убедились, мать вашу?!

-Концерт окончен, - отчеканила я, - открывайте клетку.

Четыре пары глаз не мигая, уставились на нас с удивлением и облегчением.

-Живо! – Прикрикнул Дэн.

На смену немой сцены пришел небывалый всплеск эмоций.

Любаша кричала что-то на счет Дэна и милиции. Тема горестно жаловался на отсутствие паронормальных явлений в современной жизни, предусмотрительно отступая к забору. Витек перестал хохотать, но не замолчал, а прорычал что-то по-английски, судя по характеру исполнения, это были строчки из песни кредлов. Славик ругался последними словами, пока Саныч подрагивающими руками старался отпереть замок. Андрей пытался извиняться, но его слова тонули в общем гаме.

Дверь, наконец, распахнулась, Саныч отступил назад. Резко наступившая тишина ударила по ушам. Бывшие тюремщики ждали нашей реакции.

-Ну, ладно вам, - миролюбиво произнесла я, первой выбираясь на свободу. – Мы вас бить не будем, верно я говорю?

Слава, Витек и Дэн эхом подтвердили мои слова.

-Ну и отлично. А вот шашлыки с пивом остались за вами.

Все четверо, как один, издали вздох облегчения.

Дэн шагнул к Любаше, говоря что-то о шансе загладить вину.

Славик протянул руку Санычу, Витек подошел к Теме.

А я бросилась на шею Андрею.

-Как хорошо, что вы все-таки нас выпустили! Я думала уже, что просижу там до Страшного Суда!– надрывно зашептала я. Растроганный и ошарашенный Андрей осторожно меня обнял, а я продолжала, но уже другим тоном. – Только вот, ты прав оказался…

Интересно, подумалось мне, какого ему сейчас ощущать мое дыхание на своей коже? Пусть насладится…

Ибо в следующую секунду мои клыки уже впились в его слабую человеческую шею. Андрей закричал и сделал попытку вырваться. Размечтался! Еще три сдавленных крика показали мне, что мои ребята не теряют времени даром. Прорвалась тонкая кожа, и мой рот заполнил сладчайший вкус крови. Не торопясь, я выпила достаточно много, но вовремя остановилась, чтобы не пересечь грань, отделяющую жизнь от смерти. Оторвав напоследок небольшой кусок мяса, я бросила обмякшее тело на землю и встретилась взглядом с Вячеславом. Саныч бесформенной тушей валялся у его ног. Поодаль Витэк приканчивал истерика Артема. Сглотнув, я повернула голову. Дэнис трогательно убирал волосы с окровавленного лица Любаши.

-Дэни, - обратилась я к нему ледяным тоном, - будь добор в следующий раз не напиваться. Из-за твоей безалаберности мы чуть не попали в беду.

-Конечно, мистрис. Простите меня.

-Прощаю. А ты, Витэк, не забывай во время поесть.

-Само собой, мистрис. Только, пожалуйста, предупреждайте о всяческого рода развлечениях. Я, честно признаться, думал, что мы поужинаем несколько раньше.

-Тебе что, не понравился спектакль? – Возмутился Вячеслав, доставая из нагрудного кармана платок и протягивая его мне. – Как вы думаете, по какую сторону решетки было интереснее?

-Этот новенький чуть все не сорвал, мистрис - Дэнис подошел ко мне, снимая резинку со свих черных длинных волос и встряхивая головой. – Когда он вцепился в потолок клетки…

-Да ладно тебе, Дэни, - я ласково провела рукой по его щеке. – Он уже давно прошел все испытания. Оставь глупую ревность, мне тебя никто не заменит.

Я вытерла лицо платком.

-Так, ладно ребятки. Пора в тенечек, солнце уже высоко. Не хватало только получить ожоги третьей степени. Берите тела и спускаемся в подвал.

-Лично я за то, что бы сожрать этого недоноска, - Вячеслав пнул тело Артема. – Хотя, как желаете, мистресс.

-Я желаю сделать его своим рабом. Буду держать его на голодном пайке – крысы да куры. За все полторы тысячи лет мне еще не встречался такой болван.

Я скрылась в доме. Холод и сырость подвала сразу придали сил. Вскоре ко мне присоединилась моя троица, аккуратно разложив на земляном полу четыре бесчувственных тела.

-Ну, приступим, - я сделала надрез на своей руке. Потекла прохладная неживая кровь…

…К вечеру мой клан пополнился еще четырьмя новорожденными…

 

Прочитано 264 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...