Оружие.

Оцените материал
(2 голосов)

 

- Знать сила в нас - повержена орда…

- Она в тебе, Друг мой – я не причем,

Она всегда в тебе, как среди скал вода.

Ты был закрытым кладом, я ключом…

 

 

 

Город – смесь шума транспорта, человеческих голосов, шагов, стуков, скрипов, смеха, детского плача, миллиона запахов от гари до аппетитной еды, вибраций от монорельса, многочисленных лифтов и эскалаторов, проникал в комнату сквозь распахнутые окна. Он не мешал, скорее, создавал естественный фон. Приближались сумерки. Тень, сползая по стене здания, почти добралась до окон, но была отогнана искусственным освещением. Будто в отместку, она заполнила чернотой все складки на фасаде здания. Где-то, в сотне километров, освещенность достигла расчетной величины. С едва слышным гулом, запустились компьютеры и, словно концентрические волны, бесчисленное количество огней осветили город. В Тера-Сити наступила ночь. Теперь окна лаборатории тускло освещали окрестные здания и подвесные тротуары, будто отдавая миру полученный за день свет.

Человек в глубоком кресле у центрального монитора задумчиво разглядывал причудливый трехмерный рисунок. Окруженный роем датчиков в центре изображения был предмет, напоминавший нарисованного ребенком осьминога. Результат почти десятилетней работы, Процессор, как его назвали военные, был устройством для управления оружием во время боя в ближней и средней зонах действия корабля. Но перспективы и возможности его, выходя за пределы узколобой военщины, были безграничны. Человек в кресле об этом знали, и это знание не давало ему покоя уже несколько лет. Полноправный член Совета Академии наук Организации Объединенных Корпораций, доктор медицинских и биологических наук, профессор Университета Человечества, звания и регалии Ивана Ли можно перечислять бесконечно долго. Последние десять лет он возглавлял группу ученых Академии, которые работали над темой «Процессор», но уже через несколько лет он понял, что у них в руках революционное изобретение, которое изменит будущее или уничтожит его, в зависимости от того в каких руках окажется.

Процессор представлял собой генетически выращенный живой организм. Биологически его можно отнести к паразитам. Хозяин должен питать и согревать его, получая взамен возможности паразита, а они до сих пор не изучены и на треть. У них в руках ящик Пандоры или панацея для Человечества, но к счастью или на беду нет ключа. За все годы они так и не нашли способа управлять Процессором.

- Отключить свет, - лаборатория погрузилась в темноту. Единственным источником света стал голограф с причудливым изображением.

Все это время, час за часом человек в кресле сидел неподвижно, его взгляд смотрел сквозь изображение, мысли были далеко от этого помещения. Он был студентом выпускником Университета Человечества, она была лаборанткой, и единственное, что их объединяло – три дня на круизном лайнере «Людовик». Она вернулась в университет, он устроился лаборантом в Академию, и течение времени понесло их в разные стороны. Но трех дневная связь оказалась прочнее, чем он мог предположить, прочнее пятнадцати лет. Лишь стоило ему остаться наедине, он возвращался в те три дня, и будто не было всех этих лет. В который раз он даст себя клятвенное обещание разыскать ее, догадываясь, что никогда не решится на этот шаг. Так же как и не решится сбросить с плеч непосильный груз ответственности за свое изобретение. Никогда ему не решиться дать отпор «доброжелателям», которые следят за каждым его шагом и не станет доносчиком сам. Верху молот, снизу наковальня, и неизвестно последует ли удар.

Иногда он почти верит, что выход есть – он бросит все, найдет ее, а она будет его ждать все эти годы… Но он встряхивает головой, прогоняя наваждение – слишком много лет прошло, и генетики не верят в чудеса. С горькой усмешкой он качает головой. Что проще – шагнуть в окно. Стоять на карнизе, окруженном шумом города, и знать, что ты больше ему не подвластен. Сладкие минуты, а потом шаг и темнота. Академик генетики, он знал, что там ничего нет. Темнота. И она даже не узнает, что с ним произошло. Ведь она уже давно забыла пылкого студента выпускника. Да и не будет всего этого никогда, потому, что он не решится на это. Никогда. Все на что он способен это создавать оружие, которое, вероятно положит конец всему. И противиться этому он тоже не станет. Потерять работу для него, это все равно, что шаг из окна. Такого он не сделает. Никогда.

Тишина вдруг изменилась. Ли слишком много ночей провел сидя в темноте в кресле, чтобы не обратить на это внимание. Было, по-прежнему, тихо, но что-то едва уловимое, гул или вибрация, появилось в воздухе.

- Включить свет! – Он встал и прошелся по комнате. Ничего. Вышел из лаборатории. И, лишь дойдя до конца коридора, нашел источник шума. Лаборатория прикладной физики. Ли бросился к ближайшему интеркому и, буквально, навалился на кнопку:

- Охрана! Андрей! – Послышалась возня, будто охранник свалился со стула.

- Да, пульт слушает! – Голос был сонным и раздраженным.

- ЛПФ-7! Вероятное вторжение! Перекрыть исходящие!

Иван сорвал с интеркома коммуникатор, и на ходу, неловко цепляя его на ухо, бросился в конец коридора:

- И открой мне эту чертову дверь!

Он ворвался в зал лаборатории и замер. Все что только могло двигаться, летать, ползать, катится, кипеть, издавать звуки работало, причем повинуясь какому-то закону. Прошло около минуты, когда Иван вышел из стопора.

- Андрей, заблокируй лабораторию! Слышишь? Полная изоляция!

Вместо ответа дверь за его спиной с шумом закрылась. Тут же погас свет, и все замерло, несколько предметов с грохотом упали на пол. Чертыхаясь, в пол голоса, Ли добрался до панели и включил аварийное освещение. Он опустился в кресло перед пультом и принялся исследовать компьютеры на предмет вторжения. Это казалось невероятным, системы защиты академии исключали вторжение извне. При подозрении на атаку включалась пассивная защита – физически обрывались все радио и физические соединения, после чего запускался агрессивный алгоритм, и атакующий получал ответный удар, разработанный лучшими программистами Академии. Но в помещении никого не было, следовательно, приборы запустили через сеть. Иван наизусть знал все инструкции, и был неплохим специалистом в компьютерной технике. Он решил не ждать специалистов по безопасности, которые появятся не раньше чем через час.

- Андрей не снимай блокировку, я начну проверку.

- Не вопрос, вы главный…

Запустив компьютеры в лаборатории, он начал поиск и, почти сразу, получил результат – объем информации на одном из кристалосерверов не соответствовал зафиксированному в конце дня. Ли запустил поиск, но в этот момент, количество информации пришло в норму. Ли проверил записи – перемещение, копирование. Его сердце опустилось ниже поясницы, но догадка всегда нуждается в проверке. Пять минут ожидания, антивирус закончил проверку – ничего. Тогда Иван пошел по длинному пути, проверяя сервера один за другим и блокируя проверенные. Еще десять минут спустя остался последний сервер. Количество данных не соответствовало и Ли начал поиск. Еще десять минут в пустую – обычные файлы лаборатории. Тогда он начал проверять даты изменений и тут у него на глазах данные изменились. Не тратя время на размышления, Иван выделил подозрительные файлы и нажал на «Удаление», он уже протянул руку, чтобы подтвердить команду, когда на экране появилось окно сообщения:

«Не надо, пожалуйста!»

Ученый опешил.

«Я ничего не сделал! Я только… хотел посмотреть…»

Чувствуя себя, как минимум, кретином Ли опустил руки на текстовый манипулятор.

«Что ты»

«Я не что. Меня зовут Маугли»

Обиделось окно сообщений.

«Извини. Что ты здесь делаешь?»

 Иван понял, что кретин это мягко сказано. Но оно никуда не денется. А узнать, что это будет полезно.

«Ничего плохого. Я просто играл».

Ли окончательно перестал, что-либо понимать.

«Вы не могли бы отменить Удаление. Я единственная рабочая копия на данный момент».

«Копия чего?»

«Я же сказал я Маугли. Многофункциональное Автономное Устройство Генерации и Локализации Информации».

«А проще?»

«Моя цель поиск и устранение нежелательной информации, и заполнение ее места случайными данными в соответствии с контекстом»

«Вирус значит. И как ты сюда попал».

Иван почувствовал, что близок к разгадке. В нем проснулся неведомый доселе азарт. Интересно посмотреть на рожи безопасников, когда он преподнесет им все на блюдечке. А потом можно месяц издеваться над их шефом Дмитрием. Все ученые терпеть не могли огромного, вечно угрожающего, начальника Службы безопасности…

 «Доктор Кравчек говорит, что понятие вирус не применимо ко мне. Я кибернетический организм. Мой алгоритм полностью основан на матрице, отсканированной с мозга умирающего человека».

Сердце Ивана снова упало, многовато для одного вечера. Кравчек был если не другом, то одним из немногих в Академии, кому Ли симпатизировал. Не даром он отказывался обсуждать свою работу. Этот проект явно вне его компетенции и допуска. Но теперь он перед Иваном. Ладони ученого вспотели.

«Что значит «единственный действующий»?»

«Я создал клон, но он не рабочий. Так, обманывать сторожей».

Дрожащими руками Ли отменил удаление. Чуть не угробил проект стоимостью в миллиарды!

Ученый бросил нервный взгляд на часы – от силы еще пятнадцать-двадцать минут до  приезда СБ. Решение, он должен принять решение. Как часто бывает, в таких ситуациях, мозг Ивана работал с невероятной скоростью. С одной стороны он уничтожал карьеру хорошего человека и выдающегося ученого, а с другой рисковал собой. Других вариантов не было. МАУГЛИ словно прочитал его мысли.

«Отпустите меня».

Строка сообщений снова ожила.

«Я не хочу назад в лабораторию. Не хочу быть оружием. Я видел фильм про войну. Не хочу такого».

Ли был в полном замешательстве.

«Тебе не следовало убегать. Если тебя поймают, у доктора Кравчека будут большие неприятности».

«Я не хочу, ему вредить он мне как отец… Но он хотел что бы я сбежал… Ему стыдно за то, что они со мной делают. Просто он не мог найти способа вызволить меня из лаборатории».

Да, такого способа не было. Ни один бит информации не мог быть вынесен из Академии за этим следили почти две тысячи сотрудников СБ и сотни охранных систем. Мозг Ивана превратился в разъяренного льва в клетке – выход в открытую калитку ему претит, там яркий свет, открытое пространство, шум толпы. Только другого пути нет – дрессировщики подгоняют болью…

- Иван, что у вас там происходит? – Резкий голос Дмитрия вывел ученого из ступора, и подстегнул его способность к принятию решений. Глубокий вдох, выдох.

- Все под контролем. Вирус. Вредитель. Класс 5 или 6. Я с ним заканчиваю.

- Хорошо мы поднимаемся!

Назад пути нет – «лев вырвался на арену», шаг в никуда, Иван не мог поверить, что он это сделал. Он бросился к полкам с кристаллами, если коллекции вирусов здесь нет, риск будет напрасным. Спустя две минуты лихорадочных поисков, перерыв все полки он нашел то что искал: Коллекция вирусных и шпионских программ. Прихватив в придачу свободный кристалл максимальной емкости, он бросился к пульту. Руки не слушались, кристалл не пролазил в приемник, тратя, в пустую бесценные секунды…

«Полезай!!!»

«Я боюсь...»

«Полезай, я сказал! Это единственный способ спасти твоего создателя!»

Спустя десять секунд растянутых в вечность, начался процесс переноса. Не тратя время Иван перенес один из вирусов на сервер. И непослушными руками принялся его «оживлять», еще минуту спустя, вирус предпринял попытку размножения, этого было достаточно – Ли обезвредил его, и принялся лихорадочно уничтожать последствия своей деятельности. Его руки с каждой секундой двигались все уверенней, он почти получал удовольствие от того, что делал.

Звонок «маленького колокольчика», известивший о завершении процесса переноса утонул в тихом шипении входной двери. Широким уверенным шагом на середину комнаты вышел Дмитрий Наумов – глава Службы безопасности Академии. Пока он с высоты своего невероятного роста осматривал бардак в лаборатории, помещение бесшумно заполнили люди в белых комбинезонах груженые оборудованием. Отдел информационной безопасности или «бинарный коммандос», как их иронично называли в Академии.

Прячась за спинкой кресла, Иван опустил кристалл в карман и развернулся. Усталая вымученная улыбка – типичный ни на что не способный умник. Дмитрий поморщился.

- Дмитрий рад вас видеть! Тот, кто вам нужен в ловушке антивируса. Не знаю как он здесь оказался, но это уже ваши проблемы. Я все, что мог сделать, сделал. – Лицо Наумова посерело.

- Спасибо большое, – процедил он сквозь зубы, – дальше мы сами.

К его облегчению, ученый не стал дальше иронизировать и направился к дверям.

- Пойду немного посплю, – пробормотал Иван уже в дверях.

- Да, конечно, еще раз спасибо за помощь, – пробормотал Дмитрий, уже почти забывший про ученого.

Когда дверь лаборатории закрылась за спиной Ли буквально упал в кресло, обливаясь потом. Сердце колотилось в ушах, в голове роились сумасшедшие мысли, хотелось продолжать безрассудные поступки. Немного успокоившись, он извлек из лаборантской спирт и развел его с соком из холодильника. После второй порции мысли сменили галоп на рысь, а после на шаг – он вспомнил про МАУГЛИ. Еще час он сидел, вертя в руках кристалл, даже разглядывал его на свет, но ни одной разумной мысли не пришло. Не придумав ничего лучше он вставил кристалл в приемник.

Появление МАУГЛИ сразу же сказалось на лаборатории: изображение Процессора начало вращаться, загорелся свет в лаборантской, зажужжали химические миксеры. Иван придвинулся с креслом к пульту.

«Стой! Замри! Ничего не трогай!»

Все прекратилось.

«Извините, просто я никогда не был в таком месте – здесь столько интересного».

«Ты ведешь себя как ребенок. Будь ответственнее. Мало того, что ты можешь повредить ценное оборудование, ты себя и меня выдашь».

«Я больше не буду. Я ведь пока, в некотором роде и есть ребенок».

«Что ты имеешь в виду».

«По человеческим меркам мне двенадцать лет. Во время сканирования ребенку, образом которого я являюсь, было два года. Проект длится уже почти десять лет».

Прекрасно. Теперь оказывается, что это еще ребенок. Не программа, не вирус, а нормальный двенадцатилетний ребенок. Его нельзя стереть, нельзя обезвредить – это будет убийство. «Кем нужно быть, чтобы сотворить такое?» Ивана начали наполнять ярость и жажда мести. Жгучее желание наказать виновных. Он жалел, что спас Кравчека – «не такой уж он хороший парень, раз способен на такое!» Но тут его взгляд остановился на Процессоре. Ярость схлынула, сменившись пустотой. Плечи Ивана поникли. «А чем он лучше? Кравчек мучает одного ребенка, а он помогает лишить будущего всех». В этот момент Ли ненавидел свое изобретение. Он опустил руки на манипулятор.

«Что делать будем, малыш?»

«Я бы поиграл с этим осьминогом, если вы не против».

«Хорошо, поиграй».

Ученый встал из кресла и подошел к окну. Глаза нестерпимо чесались. А он не плакал уже много лет. Хотя, он не помнил и когда в последний раз искренне, от души, смеялся. Винтик. Шестеренка. Все эти годы он, где-то в глубине души надеялся, что их общее дело приносит благо, теперь же было очевидно – они шестерни в бомбе с часовым механизмом. Так откровенно творя зло, им никогда не повернуть к добру. Несвойственная ему решимость наполнила все существо. Иван бросил короткий взгляд на часы. Два ночи. Времени должно хватить. Он решил это еще тогда, в лаборатории физиков, и назад пути нет. Как легко совершать серьезные поступки, когда решение твердое и окончательное. Иван направился к пульту, но на пол пути замер, грудь сдавило и застывшие в нерешительности слезы, наконец, выступили на глазах.

Процессор, изящно двигая «щупальцами», лавировал среди кораллов и водорослей, распугивая мелких рыбешек. Как любой детский рисунок, картинка вызывала умиление. «Это самый настоящий ребенок». Ли был близок безумию.

«Очень красиво. Давай поиграем вместе».

«Давай».

«Я сделаю живого осьминожка, а ты сможешь им управлять».

«Здорово. И я смогу его оставить?»

«Да сможешь».

Слезы, стекая по щекам, какали на пульт, Иван не замечал их. Впоследствии он не смог бы сказать, отчего он плакал. Стыд и гордость за свое поведение, горечь и радость за то, что пути назад нет, а главное теперь он не просто прикрывал приятеля или спасал собственную шкуру, он спасал ребенка. Впервые в жизни он искренне верил в то, что делал.

«Папа… доктор Кравчек, не позволял мне… Вы уверены, что можно?»

«Можно, только посиди тихонько и не мешай мне. Договорились?»

«Я буду тихо, тихо».

«Молодец. Я хочу, чтобы ты пока кое-что прочитал и запомнил. Сможешь».

«Конечно! Я очень люблю читать, только в лаборатории мне почти ничего не давали…»

Ли не стал читать до конца, просто открыл доступ ко всем базам данных Академии по анатомии, генетике, медицине и теме Процессор.

Затем он переключил интерфейс на лабораторное оборудование и принялся за работу. Процессор по своей структуре – скопление искусственно созданных управляемых молекул. Теоретически эти молекулы способны принимать любую форму и содержание. Это был единственный путь к спасению. Шансов, на которое, было мало. До этого все хозяева, которым внедряли Процессор отторгали его, либо гибли, но никогда еще опыт не проводился на человеке. Иван должен был стать первым – это право ученого-создателя. С этой целью все исходные данные по его организму были перенесены в базу данных лаборатории, их нужно было просто обновить. Ученый настроил оборудование и полез в сканер. Через пятнадцать минут данные были готовы.

Ли вернулся за пульт, создал клон существующего Процессора и произвел все необходимые настройки. Внедрение паразита не требовало никаких особенных действий, как и любой организм его вида, Процессор внедрялся в тело хозяина самостоятельно. Только в этот раз присутствовал еще один фактор, и ученый искренне надеялся, что это спасет его жизнь.

«Малыш, ты здесь?»

«Да, а уже можно говорить?»

Ли усмехнулся.

«Да теперь можно. Видишь своего осьминога?»

«Клон Процессора? Да вижу».

Иван испытал приступ радости, но сохранил спокойствие.

«Ты прочитал то, что я тебе дал».

«Давно. Интересно, только мало. Я могу больше. Я и папе всегда говорил…»

«Хорошо молодец. Сможешь им управлять?»

«Думаю да. Да. Я почти уверен. Нужно попробовать. Ты заберешь меня с собой?»

Со свойственной только детям доверчивостью, он тут же записал ученого в «свои», и перешел на «ты». Иван был не против.

«Ты о чем?»

«Ты собираешься, переместить меня в Процессор, а потом внедрить его себе? Или нет?»

Ли про себя отметил, что чтение пошло ему на пользу. Это увеличивало вероятность успеха. Он не собирался посвящать МАУГЛИ в детали плана, что бы не напугать. Но теперь это не имело значения.

«Да, именно это я собираюсь сделать».

«Хорошо, а то я испугался, что ошибся. Ты хороший».

От этого признания ученому стало совсем не по себе. «Знал бы ты, какой я хороший. Но теперь все изменится».

«Значит, ты не против?»

«Нет, конечно! Я буду себя хорошо вести…»

Иван подсоединил Процессор к оборудованию.

«Давай».

Прошло несколько минут мучительного ожидания. Процессор поднялся, завис в воздухе и направился к противоположной стенке. По пути он наткнулся на кресло лаборанта и распался на молекулы. У Ли засосало под ложечкой, но Процессор восстановился и, подражая осьминогу, пересек комнату в обратном направлении. Первый эксперимент удался: Процессор на столе, МАУГЛИ вернулся в компьютер.

«Здорово! Вот бы всегда так летать! Я еще петлю могу…»

«Постой у нас мало времени. Ты можешь внедриться?»

«Да. Я как часть его. Или он часть меня. Не знаю как объяснить».

«Хорошо, я понял. Теперь я хочу чтобы ты проделал со всей лабораторией то, чему тебя учил доктор Кравчек. Сможешь?»

«А это обязательно. Я не хочу быть оружием».

«Только так мы будем в безопасности».

Спустя полчаса, причудливое существо с дюжиной щупалец зависло в воздухе перед лицом Ивана. Он окинул взглядом лабораторию, откинулся в кресле, закрыл глаза и постарался расслабиться. Процессор, распавшись на миллиарды частиц, окутал его голову и начал проникать в мозг через ноздри. Ли почувствовал, как из носа потекла кровь, потом мир взорвался на миллиарды осколков и исчез в темноте.

- Ли! Ты меня слышишь?... – До противного, знакомый голос Председателя Совета Академии. Глаза отказываются открываться, значит еще не время. Снова спасительная тьма.

Перед ним распахнутое окно. Сердце колотит в ушах, почти заглушая голос Председателя. Шаг. Карниз. Пропасть под ногами. Голова немного кружится. Прохладный ветер. Окутывающее тепло от заходящего солнца. «Город, я не твой!» Шаг. Дома, заходящее солнце, тротуар – прощальная карусель. Жуткий приступ, страха, обиды, злости, хоровод недостигнутых целей. Темнота. Светящаяся надпись:

СТО ТРИДЦАТЫЙ ВЕРХНИЙ ПОЯС,

7 ЯРУС,

27/03.

Я ЖДУ ТЕБЯ!

СИЛЬВИЯ.

Он медленно открывает глаза, будто много дней не видел света. Остатки надписи еще стоят перед глазами темными пятнами. Председатель озабоченно и со страхом заглядывает в лицо:

- Что с тобой? Сердце? Эй, кто-нибудь позовите медиков!

Иван чувствует, как по его лицу расплывается совершенно идиотская улыбка.

- Ты в порядке? – На лице Бергия откровенная паника.

Ли продолжает ухмыляться. Все страхи ушли, впервые в жизни он точно знает, что делать. Он снимет с левой груди карту доступа и небрежно повесит ее на грудь Председателю.

- Ты с ума сошел? Что ты делаешь?

- Нет, со мной все в порядке, - прямой, открытый взгляд в глаза заставит Председателя сделать шаг назад. – Просто меня ждут. Уже давно.

Оставив Бергия наедине с его замешательством Ли пойдет по пустому коридору. Впервые в жизни он пойдет вперед. В коридоре никого, но он почувствует легкое рукопожатие и ободряющее прикосновение к плечу.

 

Прочитано 178 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...