Каждый выбирает свой рай

Оцените материал
(4 голосов)

Зеленый

Антон сидит на скамейке рядом с гаражами. Тепло. Вокруг все утопает в зелени и от этого принимает какой-то приятный зеленоватый оттенок. Чуть вдалеке из-за деревьев выглядывают пестрые коробки пятиэтажек. Это только по проекту они одинаковые и безликие, а со временем любая пятиэтажка преображается. Самодельное остекление балконов, развешенное белье, вечные санки или лыжи, прикрепленные снаружи, придают каждой коробке свой неповторимый вид
Между стволами лип и тополей на детской площадке замерли дети. По тропинке, продирающейся в высокой траве, к гаражам бежит девушка. Точнее, она замерла, как на фотографии. Кажется, ее зовут Яна. Я ее видел однажды у Антохи на дне рождения, они учились вместе в школе. Невысокая, тоненькая, с короткой стрижкой. Пожалуй, симпатичная. На ее лице замерла радостная улыбка.

 

Антон пьет из горлышка «Жигулевское». На фанерном щите, играющим роль стола, стоит еще одна темная бутылка с капельками воды, стекающими по запотевшему стеклу. Антон кивает мне, приглашая присоединиться.

 

- Знаешь, я всегда мечтал жить в таком тихом уголке, сидеть в выходной на лавочке с бутылочкой пивка. – Антон кивает головой в сторону замершей девушки - Ее зовут Яна.

 

- Я помню. Мы как-то встречались у тебя на дне рождения.

 

- Посмотри, как она красива. Ты знаешь, я ведь со школы в нее влюблен… а там, в песочнице, играет наша дочка, Алиска… Почему-то я всегда представлял себе все именно так: у нас будет семья, дочка… и ее будут звать именно Алиса.

 

- Конечно, здесь все так и получается, как ты себе представляешь. – Согласился я.

 

- Знаешь, я решил остаться здесь. – Антон глотнул еще пива.

 

- Уверен? – Ответа я даже и не ждал, просто, не хотелось обрывать разговор. По его интонациям и манере поведения и так было понятно, что Антон принял это Место.

 

- Ты ведь тоже можешь тут остаться… – Антон тоже знал, что я отвечу, и его фраза так и не закончилась вопросом.

 

Все-таки, тень сомнения промелькнула у меня в голове. А может и правда остаться? Здесь довольно уютно… Но с Антоном все ясно, здесь его Янка, Алиска. Нет, мне надо идти дальше.

 

- Иди, тебя Янка ждет. - Я положил руку Антону на плечо, одновременно и подталкивая его и прощаясь. Антон встал и, не оборачиваясь, пошел на встречу девушке.

 

Картинка начала постепенно оживать. Сначала моего лица коснулся легкий теплый ветерок, зашевелились листья, где-то запели птицы. Загалдели дети в песочнице, решая свои геополитические проблемы совочками и машинками. Девушка сдвинулась с места навстречу моему другу. Антон обнял Яну, поцеловал ее в губы и они, обнявшись, пошли к домам.

Серый

Темная улица с одиноким фонарем, разбрасывающим серые тени. Слева проезжая часть, теряющаяся в сумерках. Справа, вдоль дороги, тянется глухая стена какого-то здания. А вот и подъезд. Над ним погасшая неоновая вывеска, но в темноте даже не разглядеть названия. Только вторая буква немного подсвечена, как будто пытается ожить. На загаженной, двери табличка с корявой надписью «мест нет». Но даже, если бы места были, я бы не хотел тут остаться.

Рыжий

Помещение напоминает что-то среднее между рестораном самообслуживания, пиццерией и интернет кафе - симпатично, мило, удобно. Повсюду струится золотистый свет, блестит на рыжем пластике, отражается от кремовой плитки пола. На мой взгляд, здесь несколько не хватает уюта. Очень уж общественное и проходное это Место. В центральном ряду, перед компьютером в кресле развалился Романчик.

 

- Привет! Заходи, чувак, тут клево! – Романчик крутанулся на кресле и подъехал ко мне.

 

Романчик – он же Рома - довольно маленького роста, чем сразу же после знакомства заслужил свое уменьшительное прозвище. Он вечно торчал в компьютерных салонах, интернет-кафе и знал, кажется, всю виртуальную жизнь – чаты, форумы, сайты знакомств и виртуальные сообщества. Тема площадки его не сильно беспокоила, он поглощал информацию огромными количествами и мог разговаривать практически обо всем.

 

- Слушай, давай зависнем тут? Посидим, отдохнем, я тебя с девками познакомлю. – Романчик кивнул головой в самый конец ряда, где сидели две девушки. Похоже, что они были достаточно далеки от компьютерной техники. Судя по их застывшей позе и недоумению на лице, они печатали что-то вдвоем, пытаясь побороть этого электронного монстра.

 

Вообще, виртуальное общение мне нравится, но это все так, не более чем игра. Можно перекинуться последними новостями или просто поболтать вместо телефона. Романчик же, кажется, придает сети большее значение, чем реальной жизни. Подозреваю, что он комплексует из-за своего роста. Романчик, тем временем, вернулся к своем месту и взял со стола дымящуюся чашку кофе.

 

Ожили картинки на ближайших мониторах. А он устроился тут со всеми удобствами - сидит одновременно за несколькими экранами. Роман по очереди пробежал глазами по экранам. Зал заполнился звуками работающих компьютеров, вентиляторов под потолком, голосами невидимых пользователей, скрываемых перегородками. Девушки, на которых показывал Роман, продолжили свою битву с компьютером. Романчик оттолкнулся и поехал на стуле помогать им.

Серебристый

Я сижу в кожаном кресле в довольно просторном кабинете. У окна стоит Вик. Он всегда был деловым и Место нашел соответствующее – шикарный офис. Вся обстановка из стекла и металла. Красиво, но холодно. Даже черные кожаные кресла не добавляют сюда уюта. Строгий минимализм кабинета и прямолинейность создают ощущение, что сидишь в пустом аквариуме. Точнее, в дорогом пустом аквариуме.

 

У самой двери, выходя из кабинета, замерла секретарша с бумагами. Он выглядит как героиня анекдотов – блондинка, высоченная модель с длинными ногами, чувственной грудью и в минимально допустимой (современными рамками приличия) одежде. И по сценарию анекдотов она должна выронить бумаги… Ладно, Вик что-то говорит, а я анекдоты вспоминаю.

 

- … а я вот, обосновался здесь. Можно сказать, тут сердце империи. – Вик разговаривал со мной, стоя спиной к окну. Мне показалось, что голос его был более сухим, чем предполагает дружеская беседа. Как будто у него было какое-то срочное дело, но и меня гнать он не спешит.

 

- Красивый у тебя офис. И чем, если не секрет, ты занимаешься?

 

- Эээ…. Знаешь что, а ну эти деловые разговоры, давай просто посидим, выпьем коньячка! – Какой-то он все-таки дерганый. То разговаривает, как будто я мешаю ему жить, потом играет роль гостеприимного хозяина. А может, он действительно не очень понимает, что он тут делает? Вик, наконец, расстается с мобильником и достает из бара два бокала и бутылку коньяка, разливает по бокалам янтарную жидкость.

 

- И как тебе здесь? – Мне, правда, интересно. Тут он, похоже, забрался на самую вершину.

 

- Вообще, не плохо. Но, между нами говоря, устаю как собака. Постоянно нужно все контролировать, сотрудники совершенно не умеют работать, неучи… - Ну, ну, думаю, это говорит человек, который и сам то без специального образования и только начал разбираться в тонкостях бизнеса. Сам я поддакиваю, потому что спорить с Виком совершенно не хочется.

 

– Да еще конкуренты: все время норовят вырвать лакомый кусок изо рта. – Похоже с книжными истинами у него все в норме. Ладно, Вик уже большой мальчик и сам выбрал свое Место. В конце-концов, если он не утонет здесь, то сможет найти себе новое. Я попиваю коньяк и погружаюсь в свои мысли. Вик что-то продолжает говорить, а я лишь киваю головой. Мне здесь не уютно и холодно, только коньяк не дает окончательно замерзнуть. Надо бежать отсюда.

Лиловый

Снова темная улица, бесконечная грязная стена. Второй букве (это оказалась буква «О»), наконец, удалось разгореться и теперь она придает всему грязно-лиловый оттенок. Таблички на двери уже нет, видимо, появились свободные места. Под одиноким фонарем, с трудом разгоняющим сумрак, переминается с ноги на ногу женщина. Двигается - значит, она должна оказаться моей знакомой.

 

- Маринка? – Я с трудом узнал ее. Она выглядит, как дешевая проститутка, которую поставили в самом не престижном месте.

 

- Ой, привет! – Голос у нее уставший, хотя она и бодрится.

 

- Что ты тут делаешь?

 

- А какая разница где? Везде все одинаково…

 

Да, Маринка всегда была пессимисткой, никогда не боролась, сразу опускала руки. Мало того, ее пессимизм был заразителен. Почему-то меня совсем не удивило, что она нашла такое Место и оказалась проституткой. С ее малодушием вряд ли можно найти что-то иное.

 

- Марин, я, наверное, пойду. – Мне не хотелось здесь оставаться ни минуты. Еще не хватало заразиться и махнуть на себя рукой.

 

- Возьмешь меня с собой? – Неужели, в ней шевельнулась надежда? Я даже улыбнулся.

 

- Вообще, тут каждый идет своей дорогой. - Пожалуй, впервые я захотел ей помочь. Но вот беда, вдвоем трудно найти какое-то Место, и уж тем более, с Маринкой. – Но я немного с тобой пройдусь. Просто поговорим, я расскажу тебе, что видел.

 

Мы пошли по дороге вдоль бесконечной серой стены. Я рассказал ей про все те Места, которые видел. Маринка молча слушала.

 

- Скажи, есть ли Места, ну… какие-нибудь попроще?

 

- Не стоит размениваться на ерунду. В этом то и проблема. Поверь в себя - и у тебя получится.

 

Я напряг фантазию, обошел вокруг Маринки, и она ахнула. На ней был удобный костюмчик в стиле милитари. Почему-то мне показалось, что ей он очень пойдет, и я не ошибся.

 

- Да! У меня обязательно получиться! - Маринка сначала недоуменно, потом с долей кокетства осмотрела себя. Потом приподнялась на носках, поцеловала меня в щеку и побежала. И уже издали я услышал ее протяжное «спасибо».

 

Что ж, мне тоже надо идти.

Голубой

Передо мной большой зал, точнее, танцпол. На стенах, потолке и танцующих замерли разноцветные следы прожекторов, но основным цветовым оттенком тут серебристо-голубой – застывший отблеск стробоскопов. По полу стелется туман из специальной машины. Он тоже неподвижен и выглядит как сугроб. Люди стоят в самых разнообразных па. Надо же, танец, если его внезапно остановить, может состоять из довольно нелепых и неудобных движений.

 

Линка сидит за барной стойкой. Ну, конечно же, ее можно было встретить именно здесь, на танцполе.

 

- Привет, Мурзик! Рада, что ты заглянул. Хочешь текилы?

 

- Почему нет? – Я снова улыбнулся. Почти везде при встрече предлагают выпить, если, конечно не забывают.

 

К Линке у меня множество разных чувств. Она потрясающе красива – высокая, рыжеволосая, стройная… все как на картинке в модном журнале, только без всяких подтяжек, накачек и с минимумом макияжа. Она чертовски умна и начитана, разбирается в искусстве так же, как и в новинках моды. Линка любит танцевать, гонять на мотоцикле, на горных лыжах и не может представлять себя без мужчин. Люблю ли я ее? Не знаю… Мы знакомы лет 10, и мы просто друзья. Конечно, сначала я за ней ухаживал…

 

- Слушай, тут потрясное место! – Линка протянула мне рюмку.

 

- Да, я был уверен, что ты найдешь что-то подобное. – Улыбнувшись, я выпил обжигающую жидкость. – Бесконечный танец… Знаешь, если бы я был художником, я бы рисовал тебя как танец и наоборот.

 

Линка улыбнулась.

 

- Я всегда хотел у тебя спросить о нас… точнее, мне хотелось узнать твои мысли он наших отношениях.

 

- Мы ведь знаем друг друга целую вечность. - Лина ответила не сразу, как будто собираясь с мыслями. - Ты единственный мой друг. Тебя интересует, мое мнение, почему мы не можем быть вместе? Мы живем в разных ритмах.

 

Да, Линкин ритм жизни мне казался невозможно быстрым: работа, клубы, гонки по ночному городу, тусовки…

 

- Я не могу долго танцевать под медленную музыку, я просто взорвусь. - Лина налила себе рюмку и выпила. – Ты же на такой скорости просто сгоришь. Мы не сможем быть вместе долго, мы просто эмоционально выпотрошим друг друга. Думаю, что ты это прекрасно понимаешь. Мы можем быть только друзьями и я это очень ценю.

 

Время от времени мы помогаем друг другу или просто делимся своими проблемами. Бывало, что Линка впутывалась в какую-то неприятность, и я ее выручал. Или, наоборот, у меня проблемы и Линка, бросала все дела, чтобы помочь, взбодрить меня. Иногда мы ходили с ней в театр или на выставки.

 

- Ты как всегда права, Лин. – А в голове промелькнула тоскливая мысль: «напиться бы и забыть обо всем», но я прекрасно себя знал, алкоголь сделает только хуже. – Я, пожалуй, пойду.

 

- Заглядывай ко мне, я всегда рада тебя видеть. – Думаю, она понимала, что я не зайду. Танцпол – не то место, куда меня тянет. Линка поцеловала меня в щеку, грациозно спрыгнула с барной табуретки и пошла к замершим фигурам на площадке.

 

Туман потерял твердые очертания, блики прожекторов наполнились глубиной и поползли по залу и танцующим, загрохотала музыка. Линка влилась в толпу. Я еще немного полюбовался ее точеной фигуркой, взмывающими рыжими волосами и ушел.

Белый

Я поскользнулся и кубарем полетел под гору. Падая, я собрал каждую кочку, порвал одежду, исцарапал ладони, пока, наконец, не остановился. Вокруг было чистое поле, уходящее до горизонта во все стороны. Только вдалеке темнела полоска леса. Траву уже скосили и под ногами хрустели короткие стебли высохшей травы. Странно, но никакой горы рядом не было. Вокруг висела легкая дымка, и от этого создавалось ощущение спокойствия и тишины, как во время снегопада, когда нет ветра, и снег падает огромными хлопьями.

 

- Привет. – Раздался надо мной голос Ивана.

 

- Привет. – Я ухватился за протянутую руку и поднялся. Иван был одет довольно странно – кольчужная рубашка, кожаные нарукавники, остроносый шлем. Рядом похрапывал огромный конь. Интересное, однако, Место выбрал себе Иван!

 

Он всегда отличался могучим телосложением, а сейчас, в кольчуге, с двуручным мечом на поясе, выглядел еще мощнее - этакий древнерусский танк. Иван всегда был замкнут, и разговорить его было почти не реально. За первые три года совместной учебы в институте, никто об Иване особо ничего не узнал. Только на четвертом курсе я совершенно случайно заглянул в зал, где преподавали славяно-горецкую борьбу. Бог мой, что он там вытворял! Это было потрясающе красивое и мощное зрелище – Иван выполнял упражнение с мечом. Тяжеленный (я потом попробовал его поднять) двуручный меч в его руках выписывал самые неимоверные фигуры. Я с открытым ртом, стараясь не шевелиться, любовался приятелем. Потом были спарринги… С тех пор я про себя называл его витязем и сразу же его образ оказался законченным.

 

- Ты, наконец, нашел свое Место? – Спросил я.

 

- Как видишь. – Иван широко улыбнулся. – Именно то, чего мне не хватало. Заглянешь на минутку?

 

Я неуверенно осмотрелся.

 

- Здесь не далеко. – Ответил на мой немой вопрос Иван. – Пошли, тебе надо хотя бы помыться.

 

Иван взял под уздцы коня и пошел в сторону далекого леса. Зная молчаливый характер приятеля, я не решался завести разговор. Да и не знал я, если честно, о чем говорить - близкими друзьями мы все-таки не были, а это Место было от меня даже дальше, чем танцпол, где я встретил Линку. Иван начал первым:

 

- Теперь ты видишь, мне было не очень уютно ТАМ. Вся эта суета, сложности… здесь все просто и понятно. Я сам себе хозяин и мне не надо ни перед кем отчитываться. У меня есть хозяйство, добрый конь, жена.

 

Иногда расстояния вытворяли странные штуки. Вот и сейчас, перспектива странно изменилась - лес оказался совсем близко и между деревьями я разглядел усадьбу. На пороге стояла женщина, как будто сошедшая с иллюстраций древней Руси - дородная женщина в цветном платке. Вокруг детишки. Четверо.

 

- Знаю, не задержишься ты здесь, - продолжил Иван, - но хоть отдохни перед дорогой. Кто его знает, что там впереди?

 

- Там впереди много чего, Вань… И где-то там должно быть мое Место.

 

- Значит, ты еще не нашел. Ладно, проходи, умойся пока, переоденься. – Он кинул мне длиннополую рубаху и указал на умывальник.

 

Я умылся, переоделся и сел за стол. Иван сложил мою одежду и отнес в соседнюю горницу. Вернувшись, он достал из печи каравай ароматного хлеба и горшочек с чем-то мясным. Потом поставил кувшин с квасом.

 

- Угощайся.

 

Я отломил кусок хлеба и положил на тарелку что-то похожее на мясное рагу.

 

- Ты думаешь, для каждого есть место? – Спросил Иван, когда я доел. Вроде, всего несколько простых слов, но, они заставили серьезно задуматься. Я видел много Мест. Все они были разные, и кому-то там было хорошо. Только не мне. А может и правда, нет места для меня?

 

- Должно быть. – Ответил я, прожевав. - Его только надо найти.

 

Распахнулась дверь и вошла хозяйка. Молча сложила одежду и снова скрылась за дверью. Я проводил ее взглядом.

 

- Спасибо, тебе за угощение. Я, пожалуй, пойду…

Пробуждение

В этот момент прозвенел будильник.  Обычно я продираюсь через полудрему, но сейчас я проснулся сразу же. Сон не улетучился, отчетливо помнилась каждая встреча, образы и символы. Сквозь занавески брезжил рассвет, окрашивая комнату в красные тона. Встав с кровати, я раздвинул шторы.

 

Проспект как всегда забит: то ли опять пропускают важную персону, а может где-то авария. В левом ряду стоит ярко-желтая машина реанимации, беспомощно вращая красными проблесковыми маячками.

 

- Должно существовать Место и для меня. – Произнес я вслух. - Его только надо найти.
Прочитано 9389 раз

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...