Оцените материал
(2 голосов)
Ну вот, наконец-то!

     Поклон. Ещё поклон. Воздушный поцелуй, посланный в зрительный зал. Всё! Вечерний спектакль сыгран, зал сотрясается от бурных аплодисментов. Покупавшись несколько секунд в овациях и, уже уходя за кулисы, надо не забыть кивнуть на прощание сцене. Неписаный устав этого маленького театра поддерживает подобные традиции.
Оцените материал
(1 Голосовать)
Что ты жаждешь увидеть в этом Богом забытом краю? По-моему это неизвестно даже самому тебе. Хотя нет. Твое сердце знает.

Край Забытых Лун.

Ты, ведь, слышал название земель и раньше. От кого? Силишься вспомнить. А разгадка – вот она. Только взгляни выше. На Забытые Луны…. Она тоже любила Луну. «Жаль, - говорила она – Что ты не можешь увидеть, их все. Жаль, что ты не видишь их все… А я вижу…»
Оцените материал
(1 Голосовать)
Падает снег, падает, кружится огромными хлопьями, и так холодно, что огонь костра совсем не греет. А ведь никогда раньше здесь не бывало таких холодов. Это всё они виноваты, ненавистные пришельцы... их оружие вызывает ужасающие, необратимые процессы в природе планеты... и в организмах её обиталей...
Оцените материал
(0 голосов)

Долгожданный май сменился на холодный, неприветливый апрель, который, казалось, никогда не закончится. Окрестные поля и луга украсили многочисленные желтые пятнышки, маня охочих до одуванчикового варенья селян. Яркое солнце золотой рябью скользило по небольшой речушке, прогрев ее до самого дна. Это же солнце нещадно жарило подставленную ему спину, вытапливая соленые капельки пота.

            Мужчина еще раз обтер лоб и принялся за свою скромную трапезу, состоявшую из двух яиц, куска хлеба и луковых перьев. Крупный сом, семь плотвичек и больше десятка окуней, пойманные за первую половину дня, обещали хороший клев и далее. Этак и целое ведро к вечеру наберется!

            Одно из яиц оказалось тухлым, несколько подпортив аппетит, и мягкий кус хлеба лег в голодный желудок не так приятно, как это могло бы быть. Отряхнув с себя крошки, мужчина обратился взглядом к поплавку и тихо ругнулся: какая-то рыбина успела утащить удочку к корягам на противоположном берегу реки и там же ее оставить, порвав леску. Пока он плавал туда-обратно, настроение окончательно испортилось. Моток лески лежал дома, удочка с собой была только одна – продолжать рыбалку бессмысленно.

            - Ну и Шутт с ней, с рыбой, - заключил он, собирая вещи.

Оцените материал
(0 голосов)
Холодный осенний ветер  взлохматил мои распущенные волосы, убрав их от лица, я посмотрела на небо. Скоро будет дождь. Тучи с невероятной скоростью собирались над головой. Где-то вдалеке сверкнула молния. Жаль. Началось все с мелкой мороси, позволяя непутевым прохожим спрятаться, найти укрытие. А я стояла и смотрела, как мокнет асфальт. Морось превратилась в ливень. Я мигом промокла до нитки, легкая джинсовка не спасала, а короткая юбка тем более. Дождь мягкими струями смывал косметику с лица, будто спрашивая «что ты делаешь, почему не прячешься?». Дождь, ты мне не страшен, я тебя не боюсь.

      Мимо с дикой скоростью пролетела машина, облив меня грязной водой с ног о головы.  Резкий удар по тормозам и дикий скрежет резины о дорожную поверхность. Из машины выбегает мужчина и направляется ко мне. Его-то я и дожидалась…
Оцените материал
(0 голосов)

      - Оперный бакалавр! — выругался младший научный сотрудник НИИ Био-Аналитической Химии Вениамин Стрельцов, когда изрядно взболтанная по дороге в институт банка «колы» взорвалась при вскрытии белесо-коричневым фонтаном. Добрая половина газировки  выплеснулась на белоснежный халат. — Ну только вчера постирал! Тьфу ты…

Оцените материал
(1 Голосовать)
Я лениво пила карпиринью, сидя на берегу розового моря. Смотровая площадка была расположена так, чтобы любой, находящийся в баре, мог любоваться восхитительным закатом, а далее, еще более восхитительным восходом обоих лун. За все эти тысячи лет так ничего и не изменилось, и я могу уверенно сказать, что наверное, с самого момента зарождения человечества закат всегда привлекал молодых и влюбленных. В ресторане, пожалуй, только я и была в гордом одиночестве.
Оцените материал
(0 голосов)
Каюта затряслась так, будто была мячом, который отфутболил чей-то огромный ботинок. Нила с чертыханьем свалилась с полки. Плечо под расстёгнутым скафандром тут же болезненно отозвалось, и женщина застонала. Из встроенных в стены динамиков прозвучал встревоженный мужской голос:

- Ты там как, любимая?

- Всё в порядке, Гена. Центрируй дальше, - с раздражением пробурчала Нила и сморщилась, когда под плотной роботканью ощутила синяк.
Оцените материал
(1 Голосовать)
Патрульный дирижабль, словно грозовая сизая туча, завис над деловым центром города. Башня одного из небоскребов грозила вспороть ему брюхо, если бы он опустился еще на пару сотен метров ниже. На металлически блестящем в вечернем небе боку аэростата красовалась аббревиатура «ОКО-17», слабо мерцающие лучи прожекторов беспорядочно шарили по улицам в поисках нарушителей. Когда свет от такого прожектора скользит по тебе, кажется, будто ты мелкая рыбешка, прижавшаяся ко дну реки, а над тобой сачок, готовый выловить тебя из воды в любой момент.
Оцените материал
(0 голосов)
Александр обернулся на звук. В груди сразу стало пусто, как это было десятки раз за последние месяцы. В комнату вошел исхудавший, бледный, с красными слезящимися глазами человек.

– Брат, не смотри на меня так, – просипел Олег, садясь на диван, – чему быть, того не миновать.

– Миновать! Я уже заключил договор.

– На что? – вяло поинтересовался Олег.

– На криосохранение. Тебе осталось только подпись поставить.

– Ты серьезно веришь в возможность оживления?

Наши авторы

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...

Вести с полей

  • Нет сообщений для показа