Оцените материал
(1 Голосовать)
Я лениво пила карпиринью, сидя на берегу розового моря. Смотровая площадка была расположена так, чтобы любой, находящийся в баре, мог любоваться восхитительным закатом, а далее, еще более восхитительным восходом обоих лун. За все эти тысячи лет так ничего и не изменилось, и я могу уверенно сказать, что наверное, с самого момента зарождения человечества закат всегда привлекал молодых и влюбленных. В ресторане, пожалуй, только я и была в гордом одиночестве.
Оцените материал
(0 голосов)
Каюта затряслась так, будто была мячом, который отфутболил чей-то огромный ботинок. Нила с чертыханьем свалилась с полки. Плечо под расстёгнутым скафандром тут же болезненно отозвалось, и женщина застонала. Из встроенных в стены динамиков прозвучал встревоженный мужской голос:

- Ты там как, любимая?

- Всё в порядке, Гена. Центрируй дальше, - с раздражением пробурчала Нила и сморщилась, когда под плотной роботканью ощутила синяк.
Оцените материал
(0 голосов)
Патрульный дирижабль, словно грозовая сизая туча, завис над деловым центром города. Башня одного из небоскребов грозила вспороть ему брюхо, если бы он опустился еще на пару сотен метров ниже. На металлически блестящем в вечернем небе боку аэростата красовалась аббревиатура «ОКО-17», слабо мерцающие лучи прожекторов беспорядочно шарили по улицам в поисках нарушителей. Когда свет от такого прожектора скользит по тебе, кажется, будто ты мелкая рыбешка, прижавшаяся ко дну реки, а над тобой сачок, готовый выловить тебя из воды в любой момент.
Оцените материал
(0 голосов)
Александр обернулся на звук. В груди сразу стало пусто, как это было десятки раз за последние месяцы. В комнату вошел исхудавший, бледный, с красными слезящимися глазами человек.

– Брат, не смотри на меня так, – просипел Олег, садясь на диван, – чему быть, того не миновать.

– Миновать! Я уже заключил договор.

– На что? – вяло поинтересовался Олег.

– На криосохранение. Тебе осталось только подпись поставить.

– Ты серьезно веришь в возможность оживления?
Оцените материал
(0 голосов)
Человек брёл по пустыне. Лёгкие обжигал горячий ветер. По пути тут и там лежали теперь уже не опасные металлические скелеты-остовы военной техники; полузасыпанные песком, белели человеческие кости. В заросшей голове бродяги тупо билась, словно птица в клетке, лишь одна мысль: пить и есть…  Эти инстинкты отзывались спазмами  в пустом желудке; глотка была воспалена. Его мучили тошнота и головокружение. Еле передвигая ноги, бродяга шёл и говорил себе: «Моя жизнь ничего не стоит». Но всё же, то что осталось в нём от человека – боролось за существование.
Понедельник, 11 Март 2013 21:30

ИТОГИ "БАСТКОНА-2013".

25-27 января 2013 года в доме отдыха на территории усадьбы А. И. Мусина-Пушкина Валуево прошла очередная литературно-практическая конференция (конвент) Басткон.

Четверг, 21 Февраль 2013 19:15

На златом крыльце сидели...

Пора бы приступить к техническому овервьюверу всех работ, выложенных на форуме ЗАНФ за период с 2008-2011. Это целых три года, которые форум просуществовал в своём старом обличии, и которые в какой то степени стали для нас знаковыми и принесли значительный опыт в дальнейшей работе.

Что бы хотелось сказать в первую очередь? Великое множество работ содержат в себе практически одни и теже ошибки, и ошибки эти в большинстве своём относятся к стилистическим недочётам, нежели к орфографии и пунктуации, хотя и таких ошибок тоже уйма и маленькая тележка.

Оцените материал
(2 голосов)

От автора.
Не помню уже по какому поводу, в переписке с друзьями возникла тема индейской цивилизации и того, что мы о ней знаем. Томагавки, тамтамы, каноэ, мокасины, тотемы, узелковая письменность, шаманы и духи предков, ацтеки и майя — каждый хоть раз слышал эти слова. Но ведь есть ещё монументальные храмы, удивительно точно ориентированные по сторонам света; настоящие обсерватории в горах; гигантские силуэты, вырубленные на огромном плоскогорье Наска и различимые только с воздуха. Археологи уже доказали, что индейцы первыми в мире открыли понятие нуля, что они знали обо всех девяти планетах солнечной системы (мы сами Плутон открыли только в ХХ веке), что они даже плавали через атлантический океан — в Египет, а с камнем работали настолько виртуозно, будто он был пластилином. А потом эта великая цивилизация раз — и исчезла. Распалась, рассыпалась на отдельные племена задолго до прибытия в Америку европейцев. Честно, меня это серьёзно «зацепило». Ну не могут осколки некогда могучей цивилизации не пытаться возродиться, не стараться хотя бы в малом воспользоваться накопленным предками опытом и знаниям! А индейцы жили, будто так и должно, жили, больше не развиваясь... Я долго и много думал над этим. А потом вдруг вспомнил, что слово «табу» — тоже индейское, и понял: всё дело — в традициях!

Давным-давным-давно...

Оцените материал
(2 голосов)

— Ну, Гахсад, ну, погоди! Доберусь я до тебя — семь шкур спущу, — сдавленно негодовала Джина, протискиваясь в узкое горлышко бутылки.
Ведь он знал, точно, знал! Чего стоили одни его хитрая улыбка и слова на прощание: «Там немного не так, как ты ожидаешь». Но ничего, вот раздобудет она новых знаний побольше, вернётся и уж тогда воздаст ему сполна!
И Джина, поднатужившись, выпихнула пробку и вместе с ней выскочила наружу. Отдышалась, отряхнулась, обернулась. И от изумления чуть не уронила челюсть до земли. Эта малюсенькая склянка и есть обещанная Дверь между мирами?! Но ведь Гахсад целый месяц лепил огромный кувшин строго по ее размерам...
Едва первый шок прошёл, Джина разразилась проклятиями. Два года она ишачила на него, отдала шесть бесценных манускриптов — и ради чего? Первое же обещание оказалось ложью, стоит ли рассчитывать тогда на остальное?
Кипя от злости, джиннья крутанулась на месте, оглядываясь. Стояла она на безлюдной грунтовой дороге, вокруг на строго одинаковых расстояниях гнездились одно-двухэтажные домики, сплошь утопавшие в зелени. Обычный город, такой же, как и все на Эмбрии. А может, Гахсад её обманул, просто перенёс в другой конец страны? Не-е-ет, здешний воздух никак не похож на вонь нечистот и скота тех городов. Хотя и чистым его не назовёшь...

Оцените материал
(2 голосов)

— КОСМОНАВТ... Космонавт... — Шелестел над Деревней детский шёпот, сопровождаемый хорошо различимым топотом множества детских ног.
В это раннее июньское утро 2102 года, когда взрослые уже ото¬слали малолеток в детсады и отправились в промышленные центры на работу, а престарелые и подростки ещё отсыпались в робобоксах «сла¬дкого сна», стайки ребятишек лет восьми-десяти, подобно струйкам воды, стекались со всей Деревни в её центр, к Кафе на возвышенности.
На эту поднятую детьми суматоху никто не обратил внимания, на улицах просто больше никого не было. Да и быть не могло — и Деревня, и Кафе являли собой бледное подобие своих исторических праобразов, «унаследовав» лишь принципиальные функции. Деревней называли пять тысяч просторных одно- и двухэтажных домов, расположенных вдоль лу¬чеобразно расходящихся от двадцати телепортационных пунктов неширо¬ких тенистых улочек. А в геометрическом центре Деревни, куда сходи¬лись шесть основных улиц и куда сейчас стремились дети, на неболь¬шой — метров пятьдесят в поперечнике — круглой площади стояло Кафе. Реликт минувшего столетия, оно было нолностью белым, издали походи¬ло на шапито, но без стен и с единственным удивительно тонким стол¬бом в центре. Под навесом по кругу располагалось пятнадцать столиков, за одним из которых и сидела Тайна, объеденившая сейчас всё детское население Деревни.

Наши авторы

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...

Вести с полей

  • Нет сообщений для показа