Alex

Alex

-       Ну и денёк! Ноги моей здесь больше не будет! – со злостью вскричала Роза. Её пухлые розовые щёчки нервно раздулись в гримасе обиды и негодования. – Да кто они такие, чтобы лишать меня права на счастливую жизнь?! – она швырнула пластиковые карточки на сидение машины и грузно повалилась рядом. – Эти поганцы отказались выплатить мне деньги!
Доводилось ли вам когда-нибудь быть на берегу океана? Нет, не в жаркий, солнечный день, когда толпы орущих и визжащих от неслыханного удовольствия туристов закрывают своими полотенцами  весь его берег на протяжении взгляда. Не тогда, когда куча ржавых перекошенных корыт, ютясь и толкаясь между собою, пытаются найти пристанище там, где его сила уже не столь велика и безжалостна. Не тогда, когда холод сковывает могучие воды, и на лед высыпают тысячи рыбаков всех мастей и размеров, смело ступающих по замерзшей глади припорошенной бело-грязным снегом. А тогда, когда Океан отдыхает от людей. Когда дождь и ветер пронизывает прибрежный воздух, а крики испуганных чаек разносятся на многие километры вокруг. Тогда, когда волны остервенело хлещут берег, смывая безжалостные следы человеческого присутствия. Тогда, когда поблизости нет ни одной живой души, способной вместе с тобой разделить восхищение этой величественной картиной.
Только вперёд. Тускло-ржавые полосы рельсов. Над головой – сизое небо, как будто затянутое грязным одеялом, кое-где в ядовито- голубых, болезненных дырах.

       Поезд полз. Поезд пыхтел, стонал, кряхтел, выжимая из себя последние силы. Человек стоял на платформе, неестественно прямо, безвольно опустив руки. Рядом, в груде тряпья, лежал, скорчившись, ещё один – такой безжизненный, что сливался с тряпками
Отдельная группа спецназа вышла на исходные позиции определённые командованием. Заняв обозначенный периметр, немые штурмовики замерли посреди леса. Командир группы лейтенант Корнеев огляделся. Сквозь деревья наблюдалась небольшая поляна со столбом посредине. На поляне между небольших костерков тряслись в неудержимом диком плясе, крича во весь голос, раскрашенные и одетые в чёрное люди. Человек, тоже в тёмном, невзирая на общую суматоху медленно готовил очередную жертву, девушку, висевшую на столбе.
Размытое пятно быстро перемещалось по помещению. Казалось, что оно везде и одновременно нигде. И голос, издаваемый пятном, обволакивал, заставляя слушать.

-Вот кто такие на ваш взгляд феи? Милые создания, величиной не больше ладони. С маленькими крылышками, творящие чудеса?

А вот я бы так не сказала… сейчас мало кто помнит, как появились феи. Даже самые старые представители этого народа, моего народа. А те, кто знают – молчат. А я не хочу! Не буду молчать!!! Я  расскажу все, что знаю.
Ну вот, наконец-то!

     Поклон. Ещё поклон. Воздушный поцелуй, посланный в зрительный зал. Всё! Вечерний спектакль сыгран, зал сотрясается от бурных аплодисментов. Покупавшись несколько секунд в овациях и, уже уходя за кулисы, надо не забыть кивнуть на прощание сцене. Неписаный устав этого маленького театра поддерживает подобные традиции.
Что ты жаждешь увидеть в этом Богом забытом краю? По-моему это неизвестно даже самому тебе. Хотя нет. Твое сердце знает.

Край Забытых Лун.

Ты, ведь, слышал название земель и раньше. От кого? Силишься вспомнить. А разгадка – вот она. Только взгляни выше. На Забытые Луны…. Она тоже любила Луну. «Жаль, - говорила она – Что ты не можешь увидеть, их все. Жаль, что ты не видишь их все… А я вижу…»
Падает снег, падает, кружится огромными хлопьями, и так холодно, что огонь костра совсем не греет. А ведь никогда раньше здесь не бывало таких холодов. Это всё они виноваты, ненавистные пришельцы... их оружие вызывает ужасающие, необратимые процессы в природе планеты... и в организмах её обиталей...

Долгожданный май сменился на холодный, неприветливый апрель, который, казалось, никогда не закончится. Окрестные поля и луга украсили многочисленные желтые пятнышки, маня охочих до одуванчикового варенья селян. Яркое солнце золотой рябью скользило по небольшой речушке, прогрев ее до самого дна. Это же солнце нещадно жарило подставленную ему спину, вытапливая соленые капельки пота.

            Мужчина еще раз обтер лоб и принялся за свою скромную трапезу, состоявшую из двух яиц, куска хлеба и луковых перьев. Крупный сом, семь плотвичек и больше десятка окуней, пойманные за первую половину дня, обещали хороший клев и далее. Этак и целое ведро к вечеру наберется!

            Одно из яиц оказалось тухлым, несколько подпортив аппетит, и мягкий кус хлеба лег в голодный желудок не так приятно, как это могло бы быть. Отряхнув с себя крошки, мужчина обратился взглядом к поплавку и тихо ругнулся: какая-то рыбина успела утащить удочку к корягам на противоположном берегу реки и там же ее оставить, порвав леску. Пока он плавал туда-обратно, настроение окончательно испортилось. Моток лески лежал дома, удочка с собой была только одна – продолжать рыбалку бессмысленно.

            - Ну и Шутт с ней, с рыбой, - заключил он, собирая вещи.

Холодный осенний ветер  взлохматил мои распущенные волосы, убрав их от лица, я посмотрела на небо. Скоро будет дождь. Тучи с невероятной скоростью собирались над головой. Где-то вдалеке сверкнула молния. Жаль. Началось все с мелкой мороси, позволяя непутевым прохожим спрятаться, найти укрытие. А я стояла и смотрела, как мокнет асфальт. Морось превратилась в ливень. Я мигом промокла до нитки, легкая джинсовка не спасала, а короткая юбка тем более. Дождь мягкими струями смывал косметику с лица, будто спрашивая «что ты делаешь, почему не прячешься?». Дождь, ты мне не страшен, я тебя не боюсь.

      Мимо с дикой скоростью пролетела машина, облив меня грязной водой с ног о головы.  Резкий удар по тормозам и дикий скрежет резины о дорожную поверхность. Из машины выбегает мужчина и направляется ко мне. Его-то я и дожидалась…

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...