Проза (65)

Оцените материал
(1 Голосовать)
Размытое пятно быстро перемещалось по помещению. Казалось, что оно везде и одновременно нигде. И голос, издаваемый пятном, обволакивал, заставляя слушать. -Вот кто такие на ваш взгляд феи? Милые создания, величиной не больше ладони. С маленькими крылышками, творящие чудеса? А вот я бы так не сказала… сейчас мало кто помнит, как появились феи. Даже самые старые представители этого народа, моего народа. А те, кто знают – молчат. А я не хочу! Не буду молчать!!! Я  расскажу все, что знаю.
Оцените материал
(2 голосов)
Ну вот, наконец-то!      Поклон. Ещё поклон. Воздушный поцелуй, посланный в зрительный зал. Всё! Вечерний спектакль сыгран, зал сотрясается от бурных аплодисментов. Покупавшись несколько секунд в овациях и, уже уходя за кулисы, надо не забыть кивнуть на прощание сцене. Неписаный устав этого маленького театра поддерживает подобные традиции.
Оцените материал
(1 Голосовать)
Что ты жаждешь увидеть в этом Богом забытом краю? По-моему это неизвестно даже самому тебе. Хотя нет. Твое сердце знает. Край Забытых Лун. Ты, ведь, слышал название земель и раньше. От кого? Силишься вспомнить. А разгадка – вот она. Только взгляни выше. На Забытые Луны…. Она тоже любила Луну. «Жаль, - говорила она – Что ты не можешь увидеть, их все. Жаль, что ты не видишь их все… А я вижу…»
Оцените материал
(1 Голосовать)
Падает снег, падает, кружится огромными хлопьями, и так холодно, что огонь костра совсем не греет. А ведь никогда раньше здесь не бывало таких холодов. Это всё они виноваты, ненавистные пришельцы... их оружие вызывает ужасающие, необратимые процессы в природе планеты... и в организмах её обиталей...
Оцените материал
(0 голосов)
Долгожданный май сменился на холодный, неприветливый апрель, который, казалось, никогда не закончится. Окрестные поля и луга украсили многочисленные желтые пятнышки, маня охочих до одуванчикового варенья селян. Яркое солнце золотой рябью скользило по небольшой речушке, прогрев ее до самого дна. Это же солнце нещадно жарило подставленную ему спину, вытапливая соленые капельки пота.             Мужчина еще раз обтер лоб и принялся за свою скромную трапезу, состоявшую из двух яиц, куска хлеба и луковых перьев. Крупный сом, семь плотвичек и больше десятка окуней, пойманные за первую половину дня, обещали хороший клев и далее. Этак и целое ведро к вечеру наберется!             Одно из яиц оказалось тухлым, несколько подпортив аппетит, и мягкий кус хлеба лег в голодный желудок не так приятно, как это могло бы быть. Отряхнув с себя крошки, мужчина обратился взглядом к поплавку и тихо ругнулся: какая-то рыбина успела утащить удочку к корягам на противоположном берегу реки и там же ее оставить, порвав леску. Пока он плавал туда-обратно, настроение окончательно испортилось. Моток лески лежал дома, удочка с собой была только одна – продолжать рыбалку бессмысленно.             - Ну и Шутт с ней, с рыбой, - заключил он, собирая вещи.
Оцените материал
(0 голосов)
Холодный осенний ветер  взлохматил мои распущенные волосы, убрав их от лица, я посмотрела на небо. Скоро будет дождь. Тучи с невероятной скоростью собирались над головой. Где-то вдалеке сверкнула молния. Жаль. Началось все с мелкой мороси, позволяя непутевым прохожим спрятаться, найти укрытие. А я стояла и смотрела, как мокнет асфальт. Морось превратилась в ливень. Я мигом промокла до нитки, легкая джинсовка не спасала, а короткая юбка тем более. Дождь мягкими струями смывал косметику с лица, будто спрашивая «что ты делаешь, почему не прячешься?». Дождь, ты мне не страшен, я тебя не боюсь.       Мимо с дикой скоростью пролетела машина, облив меня грязной водой с ног о головы.  Резкий удар по тормозам и дикий скрежет резины о дорожную поверхность. Из машины выбегает мужчина и направляется ко мне. Его-то я и дожидалась…
Оцените материал
(0 голосов)
      - Оперный бакалавр! — выругался младший научный сотрудник НИИ Био-Аналитической Химии Вениамин Стрельцов, когда изрядно взболтанная по дороге в институт банка «колы» взорвалась при вскрытии белесо-коричневым фонтаном. Добрая половина газировки  выплеснулась на белоснежный халат. — Ну только вчера постирал! Тьфу ты…
Оцените материал
(1 Голосовать)
Я лениво пила карпиринью, сидя на берегу розового моря. Смотровая площадка была расположена так, чтобы любой, находящийся в баре, мог любоваться восхитительным закатом, а далее, еще более восхитительным восходом обоих лун. За все эти тысячи лет так ничего и не изменилось, и я могу уверенно сказать, что наверное, с самого момента зарождения человечества закат всегда привлекал молодых и влюбленных. В ресторане, пожалуй, только я и была в гордом одиночестве.
Оцените материал
(0 голосов)
Каюта затряслась так, будто была мячом, который отфутболил чей-то огромный ботинок. Нила с чертыханьем свалилась с полки. Плечо под расстёгнутым скафандром тут же болезненно отозвалось, и женщина застонала. Из встроенных в стены динамиков прозвучал встревоженный мужской голос: - Ты там как, любимая? - Всё в порядке, Гена. Центрируй дальше, - с раздражением пробурчала Нила и сморщилась, когда под плотной роботканью ощутила синяк.
Оцените материал
(1 Голосовать)
Патрульный дирижабль, словно грозовая сизая туча, завис над деловым центром города. Башня одного из небоскребов грозила вспороть ему брюхо, если бы он опустился еще на пару сотен метров ниже. На металлически блестящем в вечернем небе боку аэростата красовалась аббревиатура «ОКО-17», слабо мерцающие лучи прожекторов беспорядочно шарили по улицам в поисках нарушителей. Когда свет от такого прожектора скользит по тебе, кажется, будто ты мелкая рыбешка, прижавшаяся ко дну реки, а над тобой сачок, готовый выловить тебя из воды в любой момент.
Оцените материал
(0 голосов)
Александр обернулся на звук. В груди сразу стало пусто, как это было десятки раз за последние месяцы. В комнату вошел исхудавший, бледный, с красными слезящимися глазами человек. – Брат, не смотри на меня так, – просипел Олег, садясь на диван, – чему быть, того не миновать. – Миновать! Я уже заключил договор. – На что? – вяло поинтересовался Олег. – На криосохранение. Тебе осталось только подпись поставить. – Ты серьезно веришь в возможность оживления?
Оцените материал
(0 голосов)
Человек брёл по пустыне. Лёгкие обжигал горячий ветер. По пути тут и там лежали теперь уже не опасные металлические скелеты-остовы военной техники; полузасыпанные песком, белели человеческие кости. В заросшей голове бродяги тупо билась, словно птица в клетке, лишь одна мысль: пить и есть…  Эти инстинкты отзывались спазмами  в пустом желудке; глотка была воспалена. Его мучили тошнота и головокружение. Еле передвигая ноги, бродяга шёл и говорил себе: «Моя жизнь ничего не стоит». Но всё же, то что осталось в нём от человека – боролось за существование.
Оцените материал
(2 голосов)
От автора. Не помню уже по какому поводу, в переписке с друзьями возникла тема индейской цивилизации и того, что мы о ней знаем. Томагавки, тамтамы, каноэ, мокасины, тотемы, узелковая письменность, шаманы и духи предков, ацтеки и майя — каждый хоть раз слышал эти слова. Но ведь есть ещё монументальные храмы, удивительно точно ориентированные по сторонам света; настоящие обсерватории в горах; гигантские силуэты, вырубленные на огромном плоскогорье Наска и различимые только с воздуха. Археологи уже доказали, что индейцы первыми в мире открыли понятие нуля, что они знали обо всех девяти планетах солнечной системы (мы сами Плутон открыли только в ХХ веке), что они даже плавали через атлантический океан — в Египет, а с камнем работали настолько виртуозно, будто он был пластилином. А потом эта великая цивилизация раз — и исчезла. Распалась, рассыпалась на отдельные племена задолго до прибытия в Америку европейцев. Честно, меня это серьёзно «зацепило». Ну не могут осколки некогда могучей цивилизации не пытаться возродиться, не стараться хотя бы в малом воспользоваться накопленным предками опытом и знаниям! А индейцы жили, будто так и должно, жили, больше не развиваясь... Я долго и много думал над этим. А потом вдруг вспомнил, что слово «табу» — тоже индейское, и понял: всё дело — в традициях! Давным-давным-давно...
Оцените материал
(2 голосов)
— Ну, Гахсад, ну, погоди! Доберусь я до тебя — семь шкур спущу, — сдавленно негодовала Джина, протискиваясь в узкое горлышко бутылки. Ведь он знал, точно, знал! Чего стоили одни его хитрая улыбка и слова на прощание: «Там немного не так, как ты ожидаешь». Но ничего, вот раздобудет она новых знаний побольше, вернётся и уж тогда воздаст ему сполна! И Джина, поднатужившись, выпихнула пробку и вместе с ней выскочила наружу. Отдышалась, отряхнулась, обернулась. И от изумления чуть не уронила челюсть до земли. Эта малюсенькая склянка и есть обещанная Дверь между мирами?! Но ведь Гахсад целый месяц лепил огромный кувшин строго по ее размерам... Едва первый шок прошёл, Джина разразилась проклятиями. Два года она ишачила на него, отдала шесть бесценных манускриптов — и ради чего? Первое же обещание оказалось ложью, стоит ли рассчитывать тогда на остальное? Кипя от злости, джиннья крутанулась на месте, оглядываясь. Стояла она на безлюдной грунтовой дороге, вокруг на строго одинаковых расстояниях гнездились одно-двухэтажные домики, сплошь утопавшие в зелени. Обычный город, такой же, как и все на Эмбрии. А может, Гахсад её обманул, просто перенёс в другой конец страны? Не-е-ет, здешний воздух никак не похож на вонь нечистот и скота тех городов. Хотя и чистым его не назовёшь...
Оцените материал
(2 голосов)
— КОСМОНАВТ... Космонавт... — Шелестел над Деревней детский шёпот, сопровождаемый хорошо различимым топотом множества детских ног. В это раннее июньское утро 2102 года, когда взрослые уже ото¬слали малолеток в детсады и отправились в промышленные центры на работу, а престарелые и подростки ещё отсыпались в робобоксах «сла¬дкого сна», стайки ребятишек лет восьми-десяти, подобно струйкам воды, стекались со всей Деревни в её центр, к Кафе на возвышенности. На эту поднятую детьми суматоху никто не обратил внимания, на улицах просто больше никого не было. Да и быть не могло — и Деревня, и Кафе являли собой бледное подобие своих исторических праобразов, «унаследовав» лишь принципиальные функции. Деревней называли пять тысяч просторных одно- и двухэтажных домов, расположенных вдоль лу¬чеобразно расходящихся от двадцати телепортационных пунктов неширо¬ких тенистых улочек. А в геометрическом центре Деревни, куда сходи¬лись шесть основных улиц и куда сейчас стремились дети, на неболь¬шой — метров пятьдесят в поперечнике — круглой площади стояло Кафе. Реликт минувшего столетия, оно было нолностью белым, издали походи¬ло на шапито, но без стен и с единственным удивительно тонким стол¬бом в центре. Под навесом по кругу располагалось пятнадцать столиков, за одним из которых и сидела Тайна, объеденившая сейчас всё детское население Деревни.
Оцените материал
(2 голосов)
Из глубины коридора донеслись быстрые шаги. Добрыня уже привычно вжался в стену, но быстро опомнился, усмехнулся. Чего ему-то бояться? Супротив судьбы не попрёшь. А вообще, забавно получается, никогда бы не подумал, что ночной Кремль настолько оживлённое место. Против ожидания, неизвестный трудоголик на лестницу не свернул, его гулкие шаги по-прежнему приближались. Юноша разом взмок, панически заметался взглядом по голой стене напротив. Ведь так быть не должно! Ни в одной книге, ни в одном фильме главного героя ДО свершения им хотя бы одного доброго дела не ловили. А ему только одно дело-то и требовалось совершить... Так и не приняв решения как поступить, Добрыня привычно положился на Судьбу. То есть: подтянул пузо, чтоб точно не выглядывало из-за ящика с песком; задержал дыхание, стиснул зубы и — для пущей надёжности — ещё крепко зажмурился.
Оцените материал
(2 голосов)
 — Эй! Привет. Подвезти?Вообще-то, обычно Николай брать попутчиков не любил, но ехать сегодня было особо одиноко — за последний час не встретилось ни единой машины. Да и жалко просто стало еле идущего пешехода — сегод¬ня над трассой стелилось адское пекло.Мужчина же от его голоса будто проснулся: вздрогнул, остановил¬ся, удивлённо повернул голову. И отпрянул в сторону. Выставил, за¬щищаясь, вперёд руку и торопливо начал отнекиваться, демонстративно отводя взгляд:— Нет-нет, я пешком. Не надо, проезжай. Не хочу я ехать.Николай обиделся. Конечно, «ЗАЗ» — не бог весть какая машина, но и не велосипед же! К тому же совсем недавно он её всю перебрал, покрасил, усовершенствовал.

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...