Магазин стоял прямо на пустыре - огромное двухэтажное строение из стекла и бетона, сверкавшее под солнечными лучами так, что было больно глазам. К широким входным дверям вела дорожка, выложенная узорными плитами; по обеим сторонам пестрели цветочные клумбы. На небольшой автостоянке стояли две шикарные чёрные машины.
Опубликовано в Владимир Дронов
- Ой, барышня, вот вы и приехали! – тараторила Фрося, помогая Кассандре выйти из экипажа. – Давайте накидку вашу. – Кэсси развязала ленту, стягивающую толстый дорожный плащ и с облегчением бросила его на руки горничной. - Тепло у нас, натоплено. Вас ждали.
Опубликовано в Елена Демченко

— Торт заказывали?

Курьер был огромен. Жирная туша, обтянутая чёрной майкой с жутким рисунком и чёрными же джинсами, мерно колыхалась, как море в тихую погоду. Чёрные волосы почти закрывали лицо, чёрная бородища торчала вперёд. На толстенной шее болталась на цепочке серебряная пентаграмма.

Опубликовано в Владимир Дронов
Каюта затряслась так, будто была мячом, который отфутболил чей-то огромный ботинок. Нила с чертыханьем свалилась с полки. Плечо под расстёгнутым скафандром тут же болезненно отозвалось, и женщина застонала. Из встроенных в стены динамиков прозвучал встревоженный мужской голос:

- Ты там как, любимая?

- Всё в порядке, Гена. Центрируй дальше, - с раздражением пробурчала Нила и сморщилась, когда под плотной роботканью ощутила синяк.
Опубликовано в Валерия Родюшкина

- Триста двадцать четыре фортиса над планетой. Направление альфа-пи.

Вытянутый, похожий на наконечник стрелы, космический корабль балансировал у зелено-голубого шара планеты. Пенка облаков прикрывала многочисленные тонкие реки, источавшие их массивы серебряно-шоколадных гор, несколько желтых пустынь. И по всей поверхности плесневыми пятнами светились серо-черные сети городов. Старая планета, населенная людьми, давно погрязла в хаосе и разврате. Беззаконие чумой расползалось, переносимое крысами власти. Крепкие нити сплели пауки, управляя марионетками, нервно дергая, заставляя дрожать, трепетать и трепыхаться. И вырваться из этого ада, чрез девять врат обратно было мечтой всех людей.

Опубликовано в Наталья Клопова

      - Оперный бакалавр! — выругался младший научный сотрудник НИИ Био-Аналитической Химии Вениамин Стрельцов, когда изрядно взболтанная по дороге в институт банка «колы» взорвалась при вскрытии белесо-коричневым фонтаном. Добрая половина газировки  выплеснулась на белоснежный халат. — Ну только вчера постирал! Тьфу ты…

Опубликовано в Алексей Колпиков
Я лениво пила карпиринью, сидя на берегу розового моря. Смотровая площадка была расположена так, чтобы любой, находящийся в баре, мог любоваться восхитительным закатом, а далее, еще более восхитительным восходом обоих лун. За все эти тысячи лет так ничего и не изменилось, и я могу уверенно сказать, что наверное, с самого момента зарождения человечества закат всегда привлекал молодых и влюбленных. В ресторане, пожалуй, только я и была в гордом одиночестве.
Опубликовано в Елена Терзи

 

ЛОРДУ НЕФРИТ

ТВОЙ РАССКАЗ ВДОХНОВИЛ МЕНЯ

Девочка не любила город.

Но кто-то же наверняка его любит...

Она не любила тесноту чердака, на котором жила вместе с матерью, вонь грязных и узких переулков, шум на торговой площади и мальчишек, которые бросали ей в спину камни и кричали: "Смерть мрази! Смерть дочке ведьмы!"

Именно поэтому девочка часто убегала на целый день к морю и бродила по побережью, собирая раковины и красивые камни. Иногда она слышала тихое пение, доносящиеся из воды, и думала, что это русалки поют, чтобы утешить бедного городского ребенка. (Скажем по секрету, так оно и было.)

 

 

 

Опубликовано в Игорь Куншенко

Марк в задумчивости сидел у окна.

В посеревшее от грязной пыли стекло бил прощальный свет заходящего солнца и кидал свои розовеющие лучи на стену и половицы.

Мальчик прижал пальцы к сердитым сухим губам. Он вспоминал, как днем погнал птицу с подоконника, потому что она клевала хлеб, испечённый его матерью день назад. Мать испекла хлеб, чтобы накормить Марка.

Опубликовано в Елена Киёва
Человек брёл по пустыне. Лёгкие обжигал горячий ветер. По пути тут и там лежали теперь уже не опасные металлические скелеты-остовы военной техники; полузасыпанные песком, белели человеческие кости. В заросшей голове бродяги тупо билась, словно птица в клетке, лишь одна мысль: пить и есть…  Эти инстинкты отзывались спазмами  в пустом желудке; глотка была воспалена. Его мучили тошнота и головокружение. Еле передвигая ноги, бродяга шёл и говорил себе: «Моя жизнь ничего не стоит». Но всё же, то что осталось в нём от человека – боролось за существование.
Опубликовано в Ирина Хицкова

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...