Вернуться в Рай

Оцените материал
(0 голосов)
Александр обернулся на звук. В груди сразу стало пусто, как это было десятки раз за последние месяцы. В комнату вошел исхудавший, бледный, с красными слезящимися глазами человек.

– Брат, не смотри на меня так, – просипел Олег, садясь на диван, – чему быть, того не миновать.

– Миновать! Я уже заключил договор.

– На что? – вяло поинтересовался Олег.

– На криосохранение. Тебе осталось только подпись поставить.

– Ты серьезно веришь в возможность оживления?
– Конечно. В ближайшее десятилетие благодаря нанотехнологиям будет возможно оживить всех крионированных и излечить от причин смерти. Я больше чем уверен, что уже есть бессмертные, в организме которых орда нанороботов устраняет все неполадки. Скорее всего, это чудовищно дорого и такую информацию не пускают в СМИ, боятся разбоя. Ведь раньше смерть равняла бедных и богатых, умных и глупых. Теперь это не так.

Олег поднял руку, пытаясь утихомирить разволновавшегося брата.

– А зачем? – поинтересовался он.

– Как зачем?! Тебе тридцати нет! Ты только вышел на прямую… и все? Финиш? Это неправильно!

– Может, я споткнулся и сломал ногу, – улыбнулся Олег бледными ниточками губ.

– Тебе наложат гипс, кость срастется, и побежишь лучше прежнего.

– Сосуд Дьюара вместо гроба… мне все равно, где лежать. Но зачем тратить деньги?

– Я уже перевел деньги. Криосохранение сильно подешевело и стоит всего лишь в два раза дороже похорон.

– Ну хорошо. Где расписаться?

– Все завтра.

 

***

Олег задремал, а Александр продолжил шарить по сайтам, связанным с крионикой и нанотехнологиями, лечением рака. Читал форумные дебаты о смертельной болезни. Пока еще смертельной. «Буду пахать день и ночь, завтра же поеду в офис, попрошу увеличить оклад и возьму в два раза больше работы», – думал Александр. Он монтировал телевизионные программы, начинял их спецэффектами, вставлял вместо мата слово «пи». «Оживлю Олега, и не будет у нас никаких «пиков жизни», «кризисов среднего возраста». Будем вечно молоды», – под мысли, переходящие в грезы, Александр уснул.

 

***

Заиграла некогда любимая мелодия, нынче же – ненавистный будильник на мобильнике. Саша резко вскочил, зная, что если дать полежать себе «еще минутку», то можно проспать и до обеда. Наскоро умывшись, он отправился на кухню. Вскоре по квартире разнесся запах кофе и яичницы. В дверном проеме появился Олег.

– О, ты проснулся, а я хотел тебя будить.

Брат изобразил что-то наподобие улыбки и, опираясь о стену, добрел до табуретки.

– Что-то мне совсем хреново. Где расписываться?

Вместо ответа Александр вытащил мобильник и набрал номер.

– Филиал КриоРус, слушаем, – послышалось из трубки.

– Здравствуйте, я вчера заключил договор. Ваш агент должен приехать по адресу …  Когда он будет?

– Минутку, пожалуйста.

Саша приготовился ждать неопределенное количество времени, но к его удивлению не прошло и тридцати секунд, как прозвучал ответ:

– Он направляется к вам. Ожидайте в течение получаса.

– Спасибо, – поблагодарил Александр короткие гудки.

 

***

Соловьиная трель звонка наполнила квартиру.

– Оперативно, – заметил Олег.

Александр открыл дверь. Агент фирмы в темном строгом костюме показал удостоверение, протянул договор и произнес:

– Проверьте еще раз.

Саша быстро просмотрел все пункты, удовлетворенно кивнул.

– Где черкануть? – поинтересовался подошедший Олег.

– Вот здесь, – показал агент.

– Так?

– Да. Ну, мне нужно идти. До свидания.

– До скорой встречи, – просипел Олег.

Агент вздрогнул: тяжело смотреть на людей, которые с таким спокойствием принимают смерть, тем более неминуемую.

Встреча оказалась очень скорой…

 

***

Олег приподнял веки. Яркий, но не слепящий свет ударил в глаза. Воздух пах озоном, как после грозы.

– Очухивайся давай, здоровый уже. У нас полчаса на все объяснения, не один такой.

Полулежавший Олег выпрямился. Напротив него сидел мужчина лет тридцати пяти с приятной внешностью в таком же кожаном кресле.

– Вроде не немой был. По идее ты должен задать вопрос «Где я?» или «Кто вы?». Меня зовут Андрей, и я один из работников первичного приемного пункта. Раньше на адаптацию давали сутки, но умирают все больше и больше, да и современные люди более устойчивы к шоку.

– Приемный пункт, – глупо повторил Олег.

– Можешь сразу выбросить из головы бред об ангелах, чертях, демонах, Сатане. Есть только Создатель, а остальное добро и зло от людей. Но не в этом суть. Я закурю?

– Да. Мне тоже дайте, – глухо произнес Олег. Ворох противоречивых мыслей вводил в ступор.

Андрей закурил и передал пачку с зажигалкой новоприбывшему.

– В этом мире две копии Солнечной системы. Условно называем ад и рай. В одну попадают «плохие» люди, а в другую соответственно «хорошие». Хотя критерии, по которым эта «хорошесть» определяется, до сих пор непонятны. Здесь тоже такой сброд встречается.

– Я «хороший»? – немного заискивающим голосом поинтересовался Олег.

Андрей захохотал.

– Так решил Создатель, – ответил он, закончив смеяться. – В этом мире ты остаешься навсегда, хотя ты у нас крионированный…

– То есть, я бессмертный? – перебил Олег.

– Да. Каждый раз, умирая, ты будешь попадать во вторичный приемный пункт в полном расцвете сил, – подтвердил Андрей, – Ученые, в основном, – хорошие ребята, поэтому можно догадаться, что здесь техническое развитие продвинулось много дальше, чем в мире, в котором все мы родились – «мире самоопределения». Говорят, сердце замирает, когда услышишь пару фраз из разговора прогуливающихся по парку Эйнштейна, Ньютона и Декарта. Но в аду тоже немало умных людей, к сожалению.

Олег открыл рот и закрыл, так ничего и не сказав.

– Нанотехнологии в синтезе со всеми науками помогли решить проблемы, которые сейчас начинают преследовать «мир самоопределения»: экологическую, ресурсную. Встала проблема перенаселения – наши ученые научились обустраивать планеты для жизни. На данный момент и Венера и Марс уже заселены. К чему я все веду. В аду не научились. Началась вечная война за место обитания, – грустно закончил Андрей.

– А почему нельзя им рассказать, как обустраивать? Чтобы отстали.

– А зачем нас вообще разделяли? Это в «мире самоопределения» дерьмо с бриллиантами в одном ведре лежит, а здесь – как решил Создатель.

– Как я понял, контакт запрещен.

– Можно так сказать. У нас осталось мало времени, основу я тебе рассказал. Какие вопросы мучают больше всего?

– Меня брат крионировал, возможно ли попасть обратно?

– С точки зрения науки – возможно, а отпустит ли Создатель… не знаю.

– Чем я буду заниматься?

– Тем, что лучше всего у тебя получается.

Все вопросы казались наивными, но все же Олег спросил:

– У вас есть зеркало?

Андрей усмехнулся.

– Сзади.

Новоприбывший поднялся и зашел за кресло. В зеркале отразился высокий мужчина лет тридцати двух, со светло-русыми волосами, слегка закрывающими уши, зелеными удивленными глазами, чуть-чуть выступающим из-за неправильного прикуса подбородком. Тело скрывалось под белым мешковатым костюмом, напоминающим кимоно.

– У меня следующий клиент через минуту. Тебе туда, – напомнил Андрей, указывая на дверь. – Счастливо. Не скучай.

– До свидания, – попрощался Олег и вышел.

 

***

Огромный зал, сделанный в форме лежащей пирамиды, по периметру которой из таких же дверей выходили люди, заставил Олега обомлеть. Новоприбывшие с любопытством оглядывались и все, как один, устремлялись к зауженной части здания. Подойдя ближе, Олег рассмотрел табличку: «Распределительный пункт» и две стойки, перпендикулярные двери в конце зала. Нескончаемый поток людей обслуживали девушки, раздающие карточки, словно бармены напитки. Четверть часа спустя подошла очередь Олега. Девушка, с серой незапоминающейся внешностью, отдала ему карточку, похожую на банкоматовскую, и махнула в сторону двери.

– Спасибо, – пробормотал Олег. По пути он рассматривал синеватую карточку, на которой значилось четыре строки:

Имя: Титов Олег Павлович

Время пребывания: 0 дней

Профессия: Помощник ремонтника обшивки двухместных военных космических кораблей

Место жительства: Планета Марс

«Ни фига себе у меня профессия», – усмехнувшись, подумал Олег.

За дверью – маленькая комнатка с тремя уходящими шагов на двадцать коридорами. Над входами висели таблички: «Венера», «Земля», «Марс». Новоприбывший еще раз взглянул на «место жительства», и шагнул в один из коридоров.

– Это вторичный приемный пункт, – сообщил мужик вошедшему Олегу. – Здесь будешь появляться после каждой смерти. А теперь иди в дверь напротив, там посадка на корабль до Марса.

– А почему появляешься здесь, а не на Марсе? – осмелился поинтересоваться Олег.

– У Создателя спроси, – пожимая плечами, ответил мужик.

 

***

«Видимо, здесь правит фараон», – подумал Олег, видя огромное сооружение в форме пирамиды с недобрым темным металлическим блеском. Помощник ремонтника двинулся к трапу, высотой с пятиэтажку, возле которого стоял человек в коричнево-серой униформе.

– Еще два человека, и полетим, – с приветливой улыбкой сообщил он.

– Рейсы часто?

– Ну, скорость у корабля почти две тысячи километров в секунду. Иногда за сутки слетаем туда и обратно, а бывает, и за два дня еле успеваем. Это как повезет с расстоянием.

Олег выпучил глаза.

– Две тысячи? – с благоговением прошептал он.

– Первые колонисты месяц летели. В этом мире торопиться некуда, но как началась война – темп жизни увеличился в десятки раз, так же, как и ухудшилось качество существования.

– В раю все жалуются… что же тогда у врагов?

– Да нет больше рая, все перемешалось, – с тоской проговорил человек с корабля. – Заходи давай.

Олег послушно начал подниматься по ступенькам. На входе объяснили, где его место. Войдя в указанную комнату, Олег слегка разочаровался. Зал напоминал автобус без окон: те же ряды сидений для двоих, и три пустых места в конце салона. На Олега бросили быстрые взгляды, лишенные любопытства и, как ему показалось, тут же забыли о нем. Некоторые люди продолжили читать, кто-то закинул голову и прикрыл глаза, отдельные парочки перешептывались и тихо посмеивались. В общем, все напоминало обыденное буднее утро или вечер.

Через минуту зашли последние пассажиры, один из которых подсел к Олегу.

– Борис, – протягивая руку, произнес высокий узкоплечий мужчина с пепельными волосами и маленькими бегающими синими глазами. Кожаная куртка до пояса, штаны и устрашающие ботинки ослепляли чернотой космоса.

– Олег, – пожимая руку, ответил помощник ремонтника.

– Новоприбывший? – спросил Борис, дернув за рукав мешковатого костюма.

– Да.

– Покажи досье.

Олег протянул слегка влажную из-за вспотевших рук карточку.

– Хм, – усмехнувшись, издал звук Борис. – Будем часто видеться.

Олег вопросительно посмотрел на неожиданного собеседника.

– Я пилот двухместного военного космического корабля. Проще говоря, истребителя.

– Здорово.

– Эй, Борис, ты снова здесь? – веселым голосом спросил вошедший в зал человек.

– Четвертый раз за неделю лечу! Как я только не подыхал! – возмущенно ответил Борис.

– Потом расскажешь, скоро корабль взлетает, надо в свой салон идти.

– Так часто? – робко поинтересовался Олег.

– Я вроде пограничника. Все первые удары принимаю. И никуда не денешься, не откажешься. А умирать зачастую невыносимо больно. И эти бесконечные перелеты в одну сторону: Земля – Марс, Земля – Марс… В том мире тоже воевал, летчиком был. Но там главное цель, потом жизнь, и на последнем месте машина. Здесь корабль самое главное. А цель? Где она? Уходит куда-то в бесконечность. Мечтаю о небытие, раз уж вернуться обратно нельзя.

Сидение слегка завибрировало. В глазах на секунду потемнело. Затем снова все затихло, будто корабль застыл.

– Вышли в космос, – констатировал Борис.

– Быстро, – задумчиво произнес Олег. – Что-то люди здесь не особо жизнью рады.

– Через год спрошу у тебя: «Ну как жизнь?». Послушаю ответ и скажу: «А теперь представь: еще сотни и тысячи лет практически без изменений». Взвоешь.

Олег уныло вздохнул.

– Хотя у тебя работа хорошая, не одинокая. Я вздремну пару часиков.

– Ясно…

 

***

Через пару часов корабль немного тряхнуло. Борис мгновенно проснулся.

– Ну что за фигня! – чуть не плача воскликнул он. – Неужели снова на Землю?

– Что такое? – нахмурившись, поинтересовался Олег.

– Похоже, мочат нас. Тысячу слепых котят в ящике. Так и знал, что попаду на рейс, когда впервые разнесут пассажирский. Сто раз говорил, нужно сопровождение…

Корабль тряхнуло еще раз. Многие непонимающе переглядывались.

– Что делать? – взволнованно спросил Олег.

– Ждать смерти, – ответил Борис и зло сплюнул на пол.

Внезапно куда-то потянуло, адская разрывающая боль пронзила все тело. Мир погас.

 

***

– Не очень приятно умирать от разгерметизации, – послышался голос.

Олег открыл глаза, над ним стоял Борис.

– Боль ужасная, – согласился помощник ремонтника.

– Иди туда же, а то не успеешь на корабль. Я полечу в одном из сопровождающих истребителей.

– Как ты и сказал? На нас напали?

– Ну да, – с невеселой ухмылкой подтвердил Борис. – До встречи. Не скучай.

Олег кивнул на прощание и двинулся за дверь, где принимал пассажиров корабль-пирамида.

 

***

Планета встречала невероятной легкостью. Ощущение, ранее никогда не испытываемое, завораживало новеньких. Гравитация, отличающаяся от земной более чем в два раза, приятно поражала. Новоприбывших распределяли по автобусам и развозили по точкам.

Олега высадили перед огромными воротами.

– Помощник ремонтника обшивки двухместных военных космических кораблей? – глухим басом спросил стоящий возле них мужик, напоминающий по телосложению могучего кузнеца средневековья.

– Да.

– Юрий. Я – непосредственно ремонтник, – оскалив зубы, представился мужчина.

– Очень приятно, – выпалил Олег. Начальник откровенно пугал его варварской внешностью. – Давно вы здесь?

– Да тысячи три лет… Ладно, у нас полно работы. Прошлого помощника возвели до ремонтника, я два дня в одиночку штопал кораблики.

Юрий оказался добродушным и умным громилой, без особых усилий таскающий металлические листы, которые на Земле весили бы килограмм двести. Олег быстро втянулся в работу. Иногда целый день бездельничали, а бывало, по три дня пахали по шестнадцать часов.

Месяц шел за месяцем, работали каждый день, заниматься больше было нечем. Борис действительно оказался одним из самых частых клиентов. Атаки не прекращались ни на сутки, но страждущим нового места обитания никак не удавалось полностью пробить защиту в космосе, чтобы, наконец, приземлиться. Прошел год адского сна.

– Ну как жизнь? – спросил однажды Борис.

– Разве это жизнь?! – воскликнул Олег.

– И так сотни лет…

Олег передернул плечами. Вспомнились слова пилота: «Хотя у тебя работа хорошая». Олег ощущал себя фронтовым работником на заводе оружия во время Второй Мировой Войны. Но там было избавление. Либо смерть, либо конец войны. А здесь все беспросветно…

 

***

Рокот наполнил воздух. Олег и Юрий вскинули головы. К поверхности в кольце из нескольких десятков истребителей приближался огромный десантный корабль, по размеру превышавший пассажирский раз в пять.

– Пробились… – потрясенно прошептал громила. – Ничего не обстреливают, для себя берегут.

Истребители дождались посадки десантного корабля и умчались обратно в космос. Десятки машин, напоминающих танки, хлынули из адского судна. По колонии объявили всеобщую тревогу.

Люди со всевозможным оружием спешили к захватчикам. Ремонтник и помощник бросились к эпицентру сражения. Олег дико закричал: левую руку оторвало по плечо, захлестала кровь, в голове резко потемнело. Прошло мгновение, и Олег потерял сознание.

 

***

Вздрагивая от воспоминаний об ужасной боли, Олег бежал к пассажирскому кораблю. Судно наполнилось в считанные минуты. Быстрый старт и на форсированных скоростях до Марса.

Олег забежал в мастерскую. Юра с забинтованной ногой попивал кофе в глубоком кресле.

– Быстро ты, – пробасил он.

– Как сражение? Отбились?

– Как видишь, – хмыкнул ремонтник, – Но едва-едва. Было бы таких корабля два – нам кранты.

Влетел Борис.

– Ребята, бегом за работу! Два корабля подвезли. К планете приближается целая эскадра истребителей и два десантных судна! Через несколько часов будут здесь.

– Кошмар какой-то… – пробормотал Юрий.

– На всей планете я – единственный пилот.

– А в зоне защиты сколько кораблей?

– Штук двадцать. Высока цена каждого истребителя.

Олег и Юрий засуетились.

– У меня даже стрелка нет! Полечу отвлекать, – причитал Борис. – Ребята, штопайте быстрее.

– А сложно управлять кораблем? – поинтересовался Олег.

– Я же тебе рассказывал. На самолете в «мире самоопределения» в десять раз сложнее.

Прошло чуть больше получаса, и Борис скрылся в небесах. Олег и Юрий в том же темпе продолжили латать следующий истребитель.

– Зачем мы так торопимся? – спросил Юра.

– Чтобы полететь на защиту.

– Мы? – спросил ремонтник и так и остался стоять с открытым ртом.

– Следующий пилот появится не раньше, чем через сутки. По крайней мере, будем отвлекать.

– Так запарило однообразие… штопаем и летим.

 

***

Битва кипела уже несколько часов. В защите осталось пять кораблей. Борис беспорядочно летал, Юрий на месте канонира редко выдавал одиночные выстрелы. Два десантных судна и семь истребителей врага пытались пробиться к планете.

– Олег, похоже, меня задели! – послышался в динамике голос Бориса.

– Давай, как договаривались! Как японцы! Бери ближнего.

Олег петлял, уворачивался, но все же неуклонно приближался к десантному судну. «При жизни это было бы геройством на высшем уровне», – думал он. Юрий сидел с каменным, слегка побледневшим лицом. Страх перед смертью никуда не пропадал, хоть люди и умирали десятки раз. Враги запаниковали, истребители бросились наперерез. Но поздно. В глазах стоял вторичный приемный пункт Земли… Еще мгновение и столкновение произойдет…

Олег очнулся в чьих-то объятьях. Он открыл глаза, помотал головой и воскликнул:

– Саша!

– Олежка!

 

***

Сотни оживленных после крионирования людей наперебой давали интервью, рассказывали о радостях и кошмарах мира после смерти. Раскрывались многие тайны, рушились догмы, подтверждались гипотезы…

Дошла очередь и до Олега. После нескольких часов рассказов, ответов, журналист произнес:

– Можно еще один вопрос? Правда, многие не хотят на него отвечать.

– Говорите уже, – сухо приказал Олег.

– Вы были в аду или раю?

– После смерти – ад! Рай только здесь…

Наступило минутное молчание. Журналист посмотрел на экран ноутбука и сказал:

– Последний вопрос. Как вы думаете, почему здесь нам дается возможность самоопределения, а после смерти, хоть и нет Сатаны в нашем обыкновенном понимании, Создатель все-таки вынуждает нас к постоянной борьбе, боли?

– Может… у Него своя Война?
Прочитано 6588 раз

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние коментарии

  • Магазин, в котором есть всё

  • Я ПРОТИВ БЕЗГРАМОТНЫХ ТЕКСТОВ.

    • Елена
      Нравится мне читать такие замечания - уроки. Спасибо, конструктивно!

      Подробнее...